Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ КАК СПОСОБ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Оптимизация банковской системы после преодоления финансового кризиса 1998 года во многом была ориентирована на реструктуризацию с целью улучшения работы коммерческих банков и повышения их ликвидности. В первую очередь были устранены с рынка банковских услуг несостоятельные банки. Большое значение для восстановления банковской деятельности в послекризисный период имело также создание Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) и Межведомственного координационного комитета содействия развитию банковского дела в России (МКК). В результате эффективных действий Банка России, АРКО и МКК банковский сектор экономики в середине 2001 г. в основном преодолел последствия кризиса.
Одним из первых шагов по реструктуризации банковской системы Российской Федерации наряду с комплексом неотложных мер по восстановлению ее стабильности, проведенным Банком России, было создание Государственной корпорации «Агентство по реструктуризации кредитных организаций» - специального органа, ответственного за разрешение кризисных проблем в социально-значимых банках (далее - Агентство). Действуя в новых условиях, сформированных вступившим в июле 1999 г. в силу Федеральным законом «О реструктуризации кредитных организаций», Агентство достигло серьезных результатов по реструктуризации перешедших под его управление банков, используя при этом государственные ресурсы, специально выделенные на эти цели.
Вместе с тем необходимо отметить, что организация финансового оздоровления банковской системы страны, включающая и реструктуризацию кредитных организаций под управлением Агентства, потребовала совместных усилий всех участников этого процесса. В связи с этим нельзя недооценить колоссальную совместную работу, проводимую Банком России и Агентством, по финансовому оздоровлению целого ряда проблемных кредитных организаций, прежде всего по отношению ко всем значимым банкам, отбор которых осуществлялся по специально выработанным критериям при соблюдении достаточно жестких требований.
Зарубежный опыт реструктуризации кредитных организаций свидетельствует о том, что процесс этот не только сложный, но и долгий. Более того, бывают случаи, когда первоначально принятое решение, например о финансовом оздоровлении банка, впоследствии пересматривается, учитывая предпочтительность варианта ликвидации.
Актуальность проблемы реструктуризации предприятий обусловлена несколькими причинами, главными из которых являются: переход России к рыночной экономической системе, повышение финансовых рисков предприятий в условиях рыночной экономики, развитие конкурентной борьбы между компаниями и группами компаний в различных сегментах рынка, борьба за передел собственности и ряд глубоких финансово–экономических кризисов, постигших российскую экономику за последнее время.
Несмотря на популярность и распространенное употребление термина «реструктуризация предприятий» в средствах массовой информации и деловых кругах, строгий правовой смысл этой категории остается во многом неясным. На настоящий момент законодательное определение «реструктуризации предприятий» фактически отсутствует в связи с тем, что действовавший ранее Федеральный закон «О реструктуризации кредитных организаций» от 8 июля 2003 года, утратил силу.[1]
Вместе с тем данный способ широко применялся Банком России в течение достаточно долгого времени (с 1998 по 2004 гг.), продолжает успешно применяться в ряде западных стран. Это дает возможность рассмотреть его с точки зрения истории применения в России и дать ему характеристику как правовому явлению.
В редакции Федерального закона «О реструктуризации кредитных организаций» под реструктуризацией понимался комплекс мер, применяемых к кредитным организациям и направленных на преодоление их финансовой неустойчивости и восстановление платежеспособности либо на осуществление процедур ликвидации кредитных организаций в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Необходимо отметить некоторую неполноту и односторонность данного определения, так как оно затрагивает только финансовый аспект реструктуризации кредитной организации. Прежде всего представляется, что в понятии реструктуризации как экономического и правового явления общественной жизни можно выделить по меньшей мере три аспекта: финансовый, который заключается в преобразовании структуры активов и пассивов кредитной организации; правовой, который заключается в проведении реструктуризации кредитной организации путем применения определенных законом  юридических процедур; структурный, который заключается в возможном преобразовании структуры как самой кредитной организации, так и системы ее внутренних  и внешних связей и взаимоотношений.
Исходя из этого, реструктуризацию кредитных организаций можно определить как совокупность определенных законом правовых процедур, направленных на оптимизацию структуры активов и пассивов кредитной организации, а также на преобразование организационной структуры кредитной организации и системы ее внешних взаимоотношений с другими хозяйствующими субъектами.
В зарубежном законодательстве понятие реструктуризация носит более широкий характер и представляет собой комплекс процедур, направленных на предотвращение банкротства любого предприятия, а не только банковских учреждений. В России данный способ предотвращения банкротства законодательно был закреплен только применительно к кредитным организациям и к другим предприятиям не применялся в силу определенных социальных и политических факторов, а это привело к тому, что в российском законодательстве в настоящий момент отсутствует нормативно – правовой акт, системно регулирующий общие вопросы реструктуризации.
Сам же порядок и вопросы реструктуризации кредитных организаций необходимо рассматривать через призму существовавшего законодательства и деятельности АРКО, как единственной уполномоченной законом организации, которая могла осуществлять реструктуризацию кредитных организаций на территории России. Агентство являлось государственной корпорацией, создан­ной Российской Федерацией. Получение прибыли не ставилось целью АРКО, оно было вправе осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служило достижению цели, ради кото­рой его создали. Получаемая прибыль направлялась на осу­ществление мероприятий по реструктуризации кредитных организаций. В соответствии с Федеральным законом АРКО получало в качестве имущественного взноса средства, поступающие в результате погашения задолженности кредитных организаций, находящихся под его управлением, по бюджетным, налоговым и иным платежам (включая пени и штрафы), а также компенсацию взносов в уставный капитал ряда кредитных организаций с последующей передачей акций этих кредитных организаций Правительству РФ.
АРКО было наделено различными функциями, включая, например, принятие под свое управление кредитных организаций; участие в формировании органов управления этих кредитных организаций; осуществление мероприятий по реструктуризации кредитных организаций, вза­имодействуя с Правительством РФ и ЦБ РФ; привлечение необходимых финансовых средств для реализа­ции мероприятий по реструктуризации кредитных организаций и т.д.
В процессе реструктуризации кредитных организаций, как особой меры по предупреж­дению банкротства, возникала также необходимость учитывать положения Федерального закона от 23 июня 1999 г. «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг»[2], вступившего в силу 29 декабря 1999 г.
Законом о реструктуризации определялось, что процедура реструктуризации может быть применена к кредитной организации, если она в течение шести месяцев, предшествующих принятию решения направить ЦБ РФ предложение о передаче кредитной организации под управление Агентства, имела долю вкладов граждан не менее 1% совокупной доли таких вкладов в кредитных организациях Российской Федерации; долю активов не менее 1% совокупной доли активов кредитных организаций Российской Федерации в виде предоставленных юридическим лицам кредитов (займов), за исключением кре­дитов (займов), предоставленных кредитной организации; долю вкладов граждан не менее 20% совокупной доли таких вкладов граждан в кредитных организациях, расположенных на территориях субъектов Российской Федерации; долю активов не менее 20% совокупной доли активов кредитных организаций, расположенных на территории субъекта Россий­ской Федерации. Основанием для перехода кредитной организации под управление АРКО являлось снижение достаточности ее капитала до 2 и менее про­центов, если она одновременно не удовлетворяет требования отдельных кредиторов по денежным обязательствам или не исполняет обязанность по уплате обязательных платежей в сроки, превышающие 7 дней с момента даты их удовлетворе­ния или исполнения, в связи с отсутствием или недостаточ­ностью денежных средств на корреспондентских счетах.
Под управлением АРКО понималось осуществление им ме­роприятий по реструктуризации в условиях, позволяющих ему определять решения кредитной организации по вопросам, отнесенным к компе­тенции общего собрания ее учредителей (участников), в том числе по вопросам ее реорганизации и ликвидации. Процедуре реструктуризации кредитной организации предшествовало ее обследо­вание АРКО, которое было призвано определить возможности АРКО принять кредитную организацию под свое управление. Срок обследования не должен был превышать 90 дней. ЦБ РФ направлял в АРКО предложение о переходе кредитной организации под управление Агентства в срок, не превышающий 7 дней со дня получения ЦБ РФ достоверной информации о возникновении осно­ваний для перехода кредитной организации под управление АРКО, однако мог не направлять такого предложения, если кредитная организация уже самостоятельно осуществляла меры по предупреждению банкротства, предусмотренные Законом о бан­кротстве кредитных организаций и нормативными актами ЦБ РФ. Предложение о переходе кредитной организации под управление АРКО принимал Совет директоров ЦБ РФ и подпи­сывал Председатель ЦБ РФ или его заместитель.
Учредители (участники), иные заинтересованные лица были впра­ве обжаловать это решение ЦБ РФ в суде, хотя обжалование не приостанавливало исполнения до вынесения судом решения по существу. ЦБ РФ не позднее дня, следующего за датой направления упомянутого предложения, был обязан назначить в кредитную организацию временную администрацию по ее управлению. Решение ЦБ РФ о временной администрации также не приостанавливалось в случае обра­щения в суд кредитной организации или третьих лиц. Временная администрация, назначенная для обследования кредитной организации, обладала теми же полномочиями, что и предусмотренные За­коном о банкротстве кредитных организаций временная администрация, назначаемая в случае приостановления полномочий ис­полнительных органов кредитной организации, а также была вправе осуществлять дей­ствия, связанные с уменьшением уставного капитала кредитной организации до величины ее собственных средств (капитала) или с увеличением уставного капитала.
Во временную администрацию могли входить служащие АРКО, служащие ЦБ РФ, а также иные лица, рекомендуемые АРКО. Ее состав определялся приказом ЦБ РФ о назначении временной администрации. Временная администрация была обязана провести анализ финансо­вого состояния кредитной организации и представить заключение о его результатах в ЦБ РФ и АРКО. Она действовала от даты своего назначения до момента представления в ЦБ РФ учредительных документов кредитной организации, закрепляющих ее переход по управление АРКО (в случае принятия АРКО такого решения), или до момента назначения в кредитную организацию арбитражного управляющего-ликвидатора (в случае отказа АРКО).
При обследовании кредитной организации АРКО в первую очередь изучало финансовое состояние кредитной организации и иные данные, необ­ходимые для принятия решения о переходе кредитной организации под его управ­ление, оценивало размер активов (имущества), обязательств и собственных средств (капитала), также для проведения обследования кредитной организации Агентство получало от временной администрации информацию о финансовом состоянии кредитной организации и иные сведения, необходимые для принятия такого решения. В случае необходимости АРКО было вправе обратиться с запросом о предоставлении допол­нительных сведений в ЦБ РФ, в Правительство РФ или в органы государственной власти субъектов Российской Федерации с ходатайством об определении видов финансовой помощи или иных видов содействия кредитной организации в случае ее перехода под управление Агентства. На основании проведенного исследования и полученной информации АРКО принимало решение о переходе кредитной организации под управление АРКО либо об отказе от такого перехода, и в случае принятия положительного решения разрабатывало подходы к реструктуризации кредитной организации. АРКО было вправе отказаться от принятия кредитной организации под свое управле­ние по одному из следующих оснований: если проведение мероприятий по ее реструктуризации не соответствовало организационным или финансовым возможностям АРКО; если в соответствии с заключением АРКО реструктуризация не приносила необходимого эффекта; если при обследовании кредитной организации было выявлено, что она не со­ответствует требованиям, установленным в Законе о реструкту­ризации, или не было оснований для применения Закона. В случае отказа от принятия кредитной организаций под управление АРКО ЦБ РФ в пределах 15 дней с даты извещения об этом и при наличии оснований, установленных Законом о банках, принимал решение об отзыве у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций.
Величина собственных средств (капитала) кредитной организации рассчитывалась по правилам, установленным ЦБ РФ. При отрицательном значении величины собственных средств (капитала) кредитной организации устав­ный капитал уменьшался до 1 рубля. Решение Агентства уменьшить уставный капитал кредитной организации до ве­личины ее собственных средств (капитала) подлежало немед­ленному исполнению.
Иными словами, временная админи­страция была обязана без промедления привести учредительные до­кументы кредитной организации в соответствие с этим решением. При этом не применялись правила федеральных законов и иных нормативных правовых актов, касавшиеся обязательного уведомления кредиторов об их праве требо­вать от кредитной организации прекращения или досрочного исполнения ее обяза­тельств и возмещения связанных с этим убытков; права кредиторов требовать от кредитной организации прекращения или до­срочного исполнения ее обязательств и возмещения связанных с этим убытков; необходимости ликвидации кредитной организации, если ее чистые активы (собственные средства) становятся меньше минимального раз­мера уставного капитала. Уставный капитал кредитной организации, действующей в форме акционерного общества, не мог быть уменьшен путем приобретения АРКО (или кредитной организацией) акций кредитной организации у акционеров с целью сокращения их общего количества. Учредители (участники) кредитной организации были вправе требовать от нее возврата стоимости принадлежавших им долей (вкладов) в размере, не превы­шающем их ликвидационной стоимости на момент направления ЦБ РФ предложения о переходе кредитной организации под управление АРКО.
Установленные Законом о реструктуризации на тот момент изъятия из об­щего порядка, предусмотренного ГК РФ (ст. 101), весьма серьезно ущемляли права кредиторов кредитной организации, что фактически означало кос­венное финансирование процесса реструктуризации за счет кредиторов, а на практике служило еще одним основанием для «бегства» клиентов из проблемного банка при возникновении малейших финансовых трудностей, и, в свою очередь, вряд ли способствовало решению финансовых проблем как отдельно взя­того банка, так и банковской системы в целом.
Кредитная организация считалась переданной под управление АРКО с момента приобретения АРКО акций (внесения вклада в уставный капи­тал) кредитной организации. Срок регистрации ЦБ РФ увеличения уставного капитала кредитной организации не должен был превышать 15 дней со дня подачи временной адми­нистрацией документов о регистрации увеличения уставного капитала кредитной организации и внесения соответствующих изменений в ее учредительные документы. С момента перехода кредитной организации под управление АРКО до конца срока осуществления плана реструктуризации кредитной организации ЦБ РФ не применял к кредитной организации мер ответственности за нарушение требований банковского надзора, контроля за деятель­ностью кредитной организации в качестве профессионального участника рынка ценных бумаг, а также не взыскивал с нее в бесспорном по­рядке сумму недовнесенных средств в обязательные резервы, депонируемые в ЦБ РФ, и не налагал штрафы за нарушение норматива обязательных резервов. В последнем случае  кредитной организации предоставлялась отсрочка до окончания осуществления плана реструктуризации, однако указанный срок мог быть продлен по решению ЦБ РФ. Сумма недовне­сенных в обязательные резервы средств подлежала восполнению в сроки, согласованные с ЦБ РФ, и в случае нарушения порядка формирования обязательных резервов более чем на одну от­четную дату действие отсрочки прекращалось. Вводился также мораторий на удовлетворение требований кредиторов кредитной организации по ее обязательствам, возникшим до момента пе­рехода кредитной организации под управление АРКО, в соответствии со ст. 26 За­кона о банкротстве кредитных организаций, но его действие не распространялось на обязательства, возникшие уже после перехода кредитной организации под управление АРКО. Мораторий действовал до 12 месяцев и мог быть продлен АРКО, но не более чем на 6 месяцев, или отменен до истече­ния срока его действия.
По поводу кредитных организаций, находящихся под управлением, АРКО был вправе принимать решения о мерах по финансовому оздоровле­нию кредитной организации, предусмотренных Законом о банкротстве кредитных организаций; увеличивать и уменьшать уставный капитал кредитной организации; принимать решения о реорганизации кредитной организации; продавать или иным образом передавать на открытых торгах права на акции (доли) кредитной организации, принадлежащие АРКО, тре­тьим лицам; предоставлять займы, размещать депозиты, предоставлять обеспечение, оказывать иные виды финансового содействия кредитной организации; обращаться в суд с требованием о признании сделок, со­вершенных кредитной организации в течение последних трех лет, недействитель­ными. Сделки могли быть признаны недействительными как по общим для гражданского законодательства основаниям, так и в случае, если условия сделки, заключенной с аффилированным лицом, предусматривали получение этим лицом значительного преимущества по сравнению с аналогичными сделками, заклю­ченными в соответствии с существующими обычаями делового оборота.
В случае невозможности финансового оздоровления кредитной организации АРКО имело возможность осуществлять процедуры ее ликвидации. Если такое решение принято, АРКО обращалось в ЦБ РФ с ходатайством об аннулиро­вании (отзыве) у нее лицензии на осуществление банковских операций. При этом ЦБ РФ вносил в Книгу государственной реги­страции кредитных организаций сведения о том, что кредитная организация нахо­дится в процессе ликвидации под управлением АРКО, осуществлявшего функции ликвидатора кредитной организации. Если в процессе ликвидации устанавливалось, что имущества кредитной организации недостаточно для испол­нения ее обязательств перед всеми кредиторами, АРКО было обязано обратиться в суд в соответствии с требованиями § 1 гл. 10 Закона о банкротстве и в случае признания кредитной организации банкротом функции конкурсного управляющего арбитражный суд возлагал на АРКО.
В Законе о реструктуризации появлялись фигуры ликвидато­ра и конкурсного управляющего — юридического лица, что не предусмотрено ни общим Законом о банкротстве, ни Законом о банкротстве кредитных организаций. При этом организационно-правовая форма этого юридического лица (государственная корпорация) ранее не была известна гражданскому законодательству. Подобного рода изобретения законодателя также вряд ли можно считать положи­тельным вкладом в гражданское и банковское законодательство.
Срок реструктуризации устанавливался в три года с момента перехода кредитной организации под управление АРКО. Он мог быть продлен по согласова­нию с ЦБ РФ, но не более чем на 12 месяцев. План реструктуризации должен был включать мероприятия по реструктуризации обязательств, мероприятия по формированию резервов (обязательных, на потери по ссудам, под обесценивание ценных бумаг), мероприятия по достижению кредитной организацией значений обязательных нормативов. После перехода кредитной организации под управление АРКО последнее было вправе отстранить (на срок не более одного месяца) от исполнения обя­занностей либо ограничить полномочия руководителей испол­нительных органов, главного бухгалтера, руководителей филиа­лов кредитной организации и иных ее сотрудников в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о труде. С момента принятия решения об отстранении сделки, за­ключенные указанными лицами, являлись ничтожными. В случае ограничения их полномочий сделки, заключенные за пределами таких ограничений, также признавались  ничтожными.
План реструктуризации кредитной организации мог предусматривать прода­жу предприятия (бизнеса) кредитной организации. При продаже бизнеса кредитной организации до­пускалась продажа структурных, в том числе обособленных, а также функциональных подразделений кредитной организации. К отношениям, связанным с продажей бизнеса кредитной организации, приме­нялся Закон о банкротстве, если иное не было установлено Законом о реструктуризации или не вытекало из существа правоотноше­ний, связанных с реструктуризацией кредитной организации. Продажа бизнеса кредитной организации осуществлялась без участия собрания (комитета) или объединения кредиторов. В качестве организато­ра торгов выступало АРКО, которое привлекало для этих целей специализированную организацию с оплатой услуг последней за счет имущества кредитной организации. Оценку стоимости бизнеса кредитной организации, выставляе­мого на продажу, производил независимый оценщик.
Одним из методов «спасения» проблемных банков, широко применяемых в мировой практике, является деятельность «бридж-банков», которые создаются (или приобретаются) орга­ном, осуществляющим оздоровительные процедуры для перевода туда работающих активов проблемного банка. Возможность соз­дания подобных банков была предусмотрена ст. 20 Закона о реструкту­ризации. АРКО было вправе создать новую кредитную организацию или приобрести акции (доли) действующей кредитной организации на условиях, позволяющих ему определять функции (решения) этой кредитной организации. Продажа (перевод) активов реструктурируемой кредитной организации осу­ществлялась после оценки их независимым оценщиком. Дохо­ды от продажи (перевода) направлялись на удовлетворение требований ее кредиторов. Обязательства реструктурируемой кредитной организации переводились в соответствии с требованиями гражданского законодательства Российской Федерации о переводе долга. Новые кредитные организации, создаваемые по инициативе Агентства, должны были иметь уставный капитал не ниже его минимального размера, предусмотренного федеральными законами и нормативными актами ЦБ РФ для небанковских кредитной организации в сфере расчетов. Агентство должно было являться при этом единственным учредителем (участником) новой кредитной организации, создаваемой по его инициативе.
В целях осуществления реструктуризации кредитная организация и ее кредито­ры могли заключить мировое соглашение по правилам Закона о банкротстве, если иное не было предусмотрено Законом о реструк­туризации или не вытекало из существа правоотношений, свя­занных с реализацией данного Закона. АРКО было обязано направить кредиторам кредитной организации предложение об условиях мирового соглашения не позднее одного месяца со дня перехода кредитной организации под управление АРКО. От имени кредиторов решение принималось объединением последних по принципу большинства, но при условии, если за него проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспе­ченным залогом имущества кредитной организации. Объединение кредиторов заявляло в арбитражный суд просьбу утвердить мировое соглашение, о чем арбитражный суд выносил соответствующее определение. О дате рассмотре­ния этого вопроса арбитражный суд извещал заинтересован­ные стороны. В случае непринятия кредиторами условий мирового согла­шения в пределах 45 дней АРКО было вправе реструктурировать кредитную организацию в соответствии с условиями, утвержденными планом реструктури­зации. Кредиторы, не согласные с этим планом, были вправе требо­вать от кредитной организации удовлетворения своих требований в том же размере, что и при ликвидации кредитной организации в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве кредитных организаций, и в сроки, сопоставимые со сроками ликви­дации кредитной организации в ходе конкурсного производства.
Участниками объединения кредиторов с правом голоса явля­лись не только кредиторы, но и налоговые, иные уполномочен­ные органы (организации) в части требований по обязательным платежам. Заседание этого объединения организовывал и проводил АРКО либо по его поручению - руководитель кредитной организации. Объединение кредиторов было вправе сформировать орган для рассмотрения споров о размере требований кредиторов, утвердить порядок его создания и дея­тельности и принять решение о мировом соглашении. Кредиторы на заседании обладали числом голосов, пропорциональным сумме требований кредиторов, установленной на момент перехода кредитной организации под управление АРКО, без учета размера не­устоек (пеней, штрафов). При проведении первого заседания количество голосов кредиторов определялось на основании данных о размере задолженности кредитной организации, отраженных в ее балансе на отчетную дату, предшествующую моменту перехода кредитной организации под управление Агентства.
Заседание объединения кредиторов созывалось в месячный срок по инициати­ве АРКО или кредиторов, требования которых по денежным обязательствам или обязательным платежам составляли не менее 1/3 общей суммы требований, внесенных в реестр, либо по инициативе 1/3 числа кредиторов. Под задолженностью кредитной организации перед Российской Федерацией по обязательным платежам понимались в том числе и долги кредитной организации как самостоя­тельного налогоплательщика, и долги по уплате в федераль­ный бюджет (внебюджетные фонды) сумм налогов и сборов ее клиентов, включая начисленные штрафы и пени. Органы  государственной власти субъектов Российской Фе­дерации и органы  местного  самоуправления могли по предло­жению АРКО предоставить ему право представлять их интере­сы по обязательным платежам в соответствующие бюджеты (внебюджетные фонды),  а  также  их    интересы   как   кредиторов   по    денежным обязательствам.
Таким образом можно отметить, что АРКО в то время обладало просто огромным набором правовых средств для предотвращения несостоятельности кредитных организаций, и могло использовать их на свое усмотрение, не считаясь практически ни с мнением остальных  кредиторов, ни с мнением иных заинтересованных лиц. Именно подобное «всесилие» данной организации и предопределило по нашему мнению тот факт, что Банк России успешно проводил политику вытеснения с рынка нежелательных для него структур (мелкие банки, банки определенных собственников и т.д.). Вместе с тем, то, что реструктуризация кредитных организаций превратилась практически в способ борьбы на рынке хозяйствующих субъектов и государственных структур, обусловило исключение данного способа из законодательства, хотя бы он и являлся достаточно эффективным средством  предотвращения несостоятельности (банкротства) кредитных организаций.
В целом следует считать данный способ предупреждения несостоятельности (банкротства) как кредитных организаций, так и иных компаний несомненно весьма ценным инструментом для регулирования экономических отношений, его нужно четко определить в законодательстве, дабы найти ему достойное применение. Возможно включение новых норм в Гражданский Кодекс РФ в главу «Юридические лица» и, учитывая значимость для современной российской экономики и многогранность данного явления, последующее закрепление уже в профильных федеральных законах четких правовых процедур и правовых возможностей реструктуризации кредитных организаций и иных учреждений, а также установление правовых барьеров против возможного использования реструктуризации для незаконного вывода активов предприятий из хозяйственного оборота и недружественного поглощения компаний.
Как известно, в деловой практике основными позитивными задачами реструктуризации любой компании являются привлечение кредитных и инвестиционных ресурсов, поиск партнеров в бизнесе, расширение и укрупнение производства, оптимизация налогообложения, внедрение новых технологий, диверсификация и демонополизация производства, дробление имущественного комплекса на отдельные предприятия, или, напротив, интеграция активов отдельных компаний для реализации совместных крупных проектов. Однако вне поля зрения как предпринимателей, так и юристов компаний нередко остаются «подводные камни» и латентное содержание некоторых форм реструктуризации. Среди таких скрытых проблем реструктуризации наиболее острые и болезненные следующие: возможность использования реструктуризации в целях незаконного вывода активов компании-должника, в том числе в процессе преднамеренного или фиктивного банкротства должника; использование принудительного варианта реструктуризации для недружественного поглощения компании конкурентами. В связи с этим законодательное закрепление теоретических наработок в данной сфере, особенно связанных с реструктуризацией в качестве оптимизации владельческой структуры бизнеса и защитой от недружественного  поглощения, приобретает особую значимость и ценность.


[1] См.: Федеральный закон от 28.07.2004 № 87-ФЗ «О признании утратившими силу Федерального закона «О реструктуризации кредитных организаций» и отдельных положений законодательных актов Российской Федерации, а также о порядке ликвидации государственной корпорации «Агентство по реструктуризации кредитных организаций» //СЗ РФ. 2004. № 31. Ст. 3223.
[2] См.: Федеральный закон от 23 июня 1999 г. «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» (в ред. Федеральных законов от 30.12.2001 № 196-ФЗ, от 02.02.2006 № 19-ФЗ) //СЗ РФ. 1999 г. № 26. Ст. 3174.

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2006 №4 (70)»
ЗАКОНОТВОРЧЕСТВО В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ (часть 2)
ПРАВА НАРОДОВ: РОССИЙСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
ФЕДЕРАЛИЗМ – КРЕДО ДЕМОКРАТИИ
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ГОРИЗОНТАЛЬНОГО ВЫРАВНИВАНИЯ ДИСБАЛАНСА ТЕРРИТОРИЙ В РОССИИ В РАМКАХ ФИНАНСОВОГО ФЕДЕРАЛИЗМА
ГЛАВНОЕ ОРУЖИЕ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ – ИДЕОЛОГИЯ
РОССИЯ В ОБСЕ: ЧТО ДАЛЬШЕ? (часть 1)
Земля по новому
АЗЕРБАЙДЖАНЦЫ – НАЦИЯ БУДУЩЕГО
ПРЕДПОСЫЛКИ ЭМИГРАЦИИ КАЗАЧЕСТВА НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ С.И. Барзилова и А.Г. Чернышева «Безумство власти: Провинциальная Россия: Двадцать лет реформ». – М., Ладомир, 2005. – 298 с.
ПУТИ УКРЕПЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ОСНОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД
Т.Н.ГРАНОВСКИЙ И ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ ИННОВАЦИЙ

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №1 - 2017
 
  №7,8 - 2016
 
 
  №5,6 - 2016
 
     
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016
 
  №1,2 - 2016
 
 
  №7,8 - 2015
 
  №5,6 - 2015
 
 
  №4 - 2015
 
  №3 - 2015
 
 
  №1,2 - 2015