Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

ПРАВА НАРОДОВ: РОССИЙСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

Начало XXI века со всей очевидностью свидетельствует: мир вступил в эпоху глобализации. Но очевидно и другое – все многообразие мира не может быть сведено к одной - единственной модели существования. В выступлении на Х Всемирном Русском Народном Соборе митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл отметил: «Одна цивилизация, пусть даже самая могущественная и влиятельная, коей сегодня является западная, не сможет заставить все остальное человечество жить по ее законам, органичным и исторически мотивированным для нее самой, но не являющимся таковыми для других народов и культур».[1]
По данным ООН, сегодня в мире насчитывается около 200 государств, в то же время этой же авторитетной международной организацией зарегистриро­вано около 2,5 тысяч народов. Народов, различных по целому ряду характери­стик. Народов, не желающих принимать чуждые стандарты поведения и нормы жизни. Не случайно, вторая половина ХХ века отмечена оживлением нацио­нальных проблем. Оно характеризуется резким повышением национального са­мосознания, стремлением некогда закабаленных народов, даже мелких этниче­ских групп, к самоопределению. В этот период, на протяжении жизни одного поколения людей образовалось несколько десятков новых суверенных госу­дарств, население которых претендует на то, чтобы считаться самостоятельны­ми нациями. При этом общество столкнулось с циничной подменой нравствен­ных понятий. Зримо обозначился рост экстремизма, проявляющегося в разжи­гании социальной, расовой, национальной и религиозной вражды, распростра­нении идей фашизма, ксенофобии, практики терроризма. Все это не минуло и Россию – супермногонациональное и многоконфессиональное государство.
В связи с этим, особое звучание приобретают проблемы гармонизации от­ношений между народами не только на международном, но и на межнациональном уровнях.
Россия, будучи страной многонациональной и многоконфессиональной, обладает уникальным многовековым опытом построения собственной многоук­ладной цивилизации. Безусловно, эта позитивная составляющая с помощью на­уки должна использоваться максимально.
Не меньшего внимания требует и учет допущенных ошибок и просчетов, которые, в итоге, привели к развалу СССР. К сожалению, причины этого остались злободневными и для Российской Федерации: реализация принципов федерализма без достаточного выявления и учета воли соответствующих народов; стремление «ликвидировать национальный вопрос» автоматически, решая социально-экономические задачи; попытки ускорения «интернационализации» жизни наций как предпосылки их слияния в общероссийскую. Все это ведет к игнорированию национальных особенностей развития народов и, как следствие, сопротивлению проводимой политике.
Очевидно, что научные изыскания призваны акцентировать внимание на механизмах консолидации усилий государственной власти и институтов граж­данского общества по формированию межнационального мира и согласия, обо­гащению многовековых самобытных культур и традиций народов нашей страны, упрочению принципов взаимоуважения и веротерпимости.
К сожалению, правотворческая активность последних лет как междуна­родного сообщества, так и России, не дает ожидаемых результатов из-за отсутствия четкого и однозначного определения правового статуса народов. Сами понятия «народ» и «права народов» понимаются и трактуются достаточно широко и противоречиво.
Сложность и многогранность категории «права народов» делает ее объ­ектом исследования различных наук: политологии, социологии, философии и юриспруденции. Однако, в более полном и всестороннем анализе нуждается именно правовой аспект данной проблемы. Все это объясняет актуальность темы и необходимость ее углубленного изучения.
Опираясь на международно-правовые акты, Конституцию и законы Рос­сийской Федерации, обозначим некоторые концептуальные подходы к реше­нию отмеченных проблем.
Российская Конституция в понятие «народ» вкладывает три базовых зна­чения: народ как политическая общность (многонациональный народ Российской Федерации), источник и субъект публичной власти; народ как территори­альная общность, как население определенной территории; народ как наднаци­ональная политико-территориальная общность, обладающая правом на равно­правие и самоопределение. При этом главным критерием идентификации наро­да как общности является объединение единой территорией проживания. Фак­торы этничности, религиозности, политической и социальной принадлежности, не являясь обязательными, усиливают или снижают консолидированность.[2]
Конституция Российской Федерации, закрепив формулу «многонацио­нальный народ Российской Федерации», с одной стороны, зафиксировала раз­личные содержательные характеристики понятий «народ» и «нация»: народ – население государства, нация – этнос. С другой – употребив данный термин, определила перспективу формирования единой гражданской нации страны.
На территории Российской Федерации проживают народы, представля­ющие собой сложную по целому ряду количественных, социально-политиче­ских, экономических, идеологических, культурных, религиозных, этнических факторов структуру. Их можно объединить в четыре основные группы: государствообразующий титульный народ страны (русский – народ, составляющий абсолютное большинство населения страны и играющий определяющую роль в созданном государстве), коренные малочисленные народы регионов страны;[3] коренные титульные народы субъектов РФ,[4] национальные меньшинства.[5]
Права народов, возникнув и развиваясь в рамках системы прав человека, оказались ограниченными этими пределами при решении проблем тех или иных общностей. Исходя из этого, существует настоятельная необходимость рассмотрения прав народов как нового самостоятельного направления в струк­туре прав человека. Соответствующим определением понятия «права народов» могло бы быть: «Права народов – это особые коллективные права человека, связанные с его принадлежностью к определенной территориальной, полити­ческой и национальной (наднациональной) общности; права, характеризуемые возможностью их реализации только общностью; права, которые регулиру­ются системой международно- и национально-правовых норм, определяющих положение этих общностей в мире (в государстве) и создающих надежные гарантии для их сохранения, жизни и развития».
В становлении и развитии прав народов целесообразно выделить четыре основных периода и соответствующие им поколения прав. Первый период характеризуется ликвидацией феодализма и образованием централизованных го­сударств в Европе. В это время появляется поколение прав, связанных с на­родным суверенитетом. Все более явным становится, что, создав государство, народ пользуется им для выражения своей воли. Второй период приурочивается к вступлению капитализма в монополистическую фазу. Превалирующей стано­вится идея равноправия и самоопределения народов. Третьему периоду в поста­новке, решении и развитии прав народов – советскому – положила начало Ок­тябрьская революция 1917 г. Он связан с утверждением права народов на су­ществование и развитие. Четвертый период становления прав народов знамену­ется этническим ренессансом. Здесь – стремление к сохранению самобытности народов.
Предлагается классификация прав народов, связанная с двумя основани­ями: с возможностью самовыражения народа (внутренне присущие права) и с реализацией народного суверенитета в различных сферах жизнедеятельности: политической, социально-экономической и культурной.
Для этого возможно выделение следующих основных групп прав народов:
Внутренне присущие права – права, которые базируются на стремлении народов самостоятельно определять свою судьбу: право на самоопределение, на самоидентификацию (имя, язык).
Политические права – права, связанные с порядком делегирования наро­дом своего суверенитета государству: право на власть, на равные права с дру­гими народами, на национальную и международную безопасность (на мир), на участие в решении национальных и глобальных проблем.
Социально-экономические права – права, являющиеся материальной основой суверенитета народа: право на неотъемлемый суверенитет над своими природными ресурсами, на свободное распоряжение собственными богатства­ми, на справедливое с другими народами распределение прав и возможностей, на достойную жизнь.
Культурные права – как идеологическая форма реализации суверенитета народа: право на культурное развитие, на самобытность, на информацию о других народах.
Необходимость гармоничных отношений, неразрывно связанных между собой прав человека и прав народов, объясняется логикой их диалектической взаимосвязи. Она заключается в определенной самостоятельности каждого права.
Во-первых, права народов – это не сумма индивидуальных прав лиц, входящих в ту или иную общность. Они имеют качественно иные свойства, по­являются и формулируются по мере становления целей и интересов коллектив­ного образования.
Во-вторых, ценностный смысл выработанного тысячелетним опытом цивилизации набора универсальных прав человека состоит в том, что в них заложен потенциал тех естественных и непременных свойств, которые необ­ходимы для нормальной жизнедеятельности человека и человечества в целом.
В-третьих, многонациональному народу Российской Федерации присуще чувство коллективизма.[6] Коллективная психология россиян сформировалась в естественной среде. Громадные пространства страны, суровые климатические условия, труднопроходимые территории заставляли и заставляют, чтобы вы­жить, действовать совместно, общиной, всем миром. Это не нивелирует лич­ность, а делает ее более защищенной. В таких условиях коллективное и индиви­дуальное должны сочетаться, дополняя друг друга, обеспечивая возможности для гармоничной жизни народа.
В связи с этим коллективные права не могут ставиться выше индивиду­альных прав, а должны находиться с ними в гармонии, проверяться ими «на качество»; любой российский правовой документ, касающийся коллективных прав, должен рассматриваться как часть уже существующей системы правовых стандартов по правам человека; необходима систематизация норм российского и международного права, относящихся к правам народов; целесообразен вы­пуск официального издания сборников российских и международных правовых актов, касающихся прав народов, как ратифицированных Россией, так и находя­щихся на стадии рассмотрения.
Изменения последних лет в сфере межнациональных отношений с особой остротой ставят вопрос о необходимости уточнения как в конституционном (государственном), так и в международном праве содержания понятия «госу­дарственный суверенитет». Россия могла бы обосновать целесообразность оп­ределения в международно-правовых актах четких механизмов его реализации, предусматривающих: а) пределы, ограничивающие принципы государственно­го суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств, за которы­ми начинаются не только права человека, но и права различных групп народов; б) исчерпывающий перечень мер, применяемых мировым сообществом к госу­дарствам за геноцид, этнические чистки, массовые нарушения прав человека; в) специально утвержденные международные институты и организации, уполномоченные, при наличии соответствующих условий и критериев, прибегнуть к этим мерам.
Исходя из аксиомы о том, что каждый народ должен обладать всеми пра­вами и свободами, закрепленными в российских и международных правовых актах (иметь право на равные права), государственная политика Российской Федерации по отношению к народам страны должна основываться на знании их реального положения и сопровождаться принятием соответствующих феде­ральных законов, разработкой и реализацией программ развития на краткосроч­ную, среднесрочную и долгосрочную перспективу, каждая из которых имела бы свои определенные цели и задачи. Эти программы должны реализовываться параллельно, во взаимосвязях и в логической последовательности, поступательно, то есть - от достигнутого к новым положительным результатам. Целесооб­разны федеральные законы и программы развития: а) русского народа, как в целом по России, так и в конкретных субъектах Федерации, в регионах с учетом его исторической, государствообразующей, собирательной и солидарной роли; б) народов в республиках и автономиях, особенно там, где высок коэффициент много­национальности и особенно там, где идут объединительные процессы по укрупнению субъектов Федерации; в) коренных малочисленных народов с учетом их катастрофического положения и фактического сворачивания прог­рамм их развития; г) национальных меньшинств с предоставлением им права на традиционные формы национально-культурной автономии.
Наиболее трудным вопросом правового регулирования является вопрос взаимоотношения власти и общества. Ежегодное «совершенствование» избира­тельного законодательства доказывает, что законы по реализации высшего непосредственного выражения власти народа воспринимаются федеральными властями как акты временные, с ограниченным сроком действия, создаваемые в каком-то смысле для правящей элиты. Тогда как правомерным основанием их изменения может быть только социальная обоснованность – непреодолимые трудности, создаваемые прежними законами. Проблема заключается в том, что непосредственно свою власть народ может проявить лишь на выборах, когда он становится электоратом, и кандидатам в любой уровень власти необходимы его голоса, а затем между властью и народом возникает пропасть. Главным усло­вием ее преодоления должен стать переход наших соотечественников на «граж­данский стиль поведения». Становлению гражданского общества как действен­ного фактора единения народов Российской Федерации, превращению российского народа из объекта в субъект управления, может способствовать корректи­ровка деятельности партийных и общественных организаций. Нынешние пар­тии перестают быть выразителями сословных интересов, генераторами новых идей. Для создания настоящей партийной системы и авторитетных обществен­ных организаций и движений необходимы новые федеральные законы о поли­тических партиях и об общественных организациях, а также установление через Общественную палату, Ассамблею народов России действительного диалога различных слоев населения друг с другом и общества с властью.[7]
Регулирование социальной, этнической жизни народов Российского госу­дарства зависит от условий формирования и бытия собственно этнических эле­ментов народов: природных, географических, территориальных, экономиче­ских, социальных, государственно-правовых. В связи с этим необходим диф­ференцированный подход к укреплению доходных полномочий субъектов РФ. Государство должно обеспечить такие условия, чтобы каждый гражданин стра­ны, независимо от места проживания, мог получать одинаковые социальные гарантии. Весьма важным в этой связи представляется принятие федерального закона «Об основах государственной национальной политики Российской Федерации», в котором были бы, в том числе, представлены и государственные социальные стандарты.[8]
Сегодня весьма актуально последовательное и целенаправленное прове­дение линии на единение народов России, при котором все граждане идентифицируют себя со своим государством, выстраивая отношения на крепком и общем для всех российском знаменателе – единой тысячелетней духовной традиции, выражающейся в коллективной психологии россиян и их соборности.
Базовым условием гарантии прав народов должно стать реформирование федеративного устройства России. В ближайшей перспективе наиболее целесо­образен эволюционный путь постепенного, поступательного укрупнения субъ­ектов Российской Федерации, предполагающий их реальное равноправие, про­возглашенное Конституцией (ч. 1 и 4. ст. 5) и, как следствие, – равноправие всех народов России. Необходимым условием является выработка модели укрупне­ния (объединения) субъектов – как ориентир (причем, разумно гибкий), к ко­торому необходимо стремиться.
Сегодня самочувствие любого, даже самого небольшого по численности из российских народов, а вместе с ним и стремление либо отмежеваться и обо­собиться от других, либо жить в единой семье, зависит от двух факторов: во-первых, от того, како­вы гарантии сохранения его самобытности и защиты от возможных притесне­ний и, во-вторых, от степени его свободы в своем самоуправлении и развитии.
Если нашей стране, а равно и международному сообществу, удастся обес­печить эти условия, для большинства народов будет изжито явление, называе­мое агрессивным или экстремистским сепаратизмом.


[1] См.: Выступление митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла на Х Всемирном Русском Народном Соборе: «Вера. Человек. Земля. Миссия России в XXI веке». – М., 2006.
[2] Заметим, что понятие «народ» нередко употребляется и при характеристике совокупности различных соци­альных слоев общества (в узком значении).
[3] Коренные малочисленные народы – народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционный образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями. См.: Федеральный закон от 30.04.1999 № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации».
[4] Характеристика народа, по наименованию которого названо соответствующее государство или национально-государственное образование.
[5] Национальным меньшинством в Российской Федерации признается проживающая в России часть народа, имеющего за ее пределами государственное образование и сохранившая в инонациональной среде националь­ное самосознание, язык, культуру, традиции и другие присущие этнические особенности. К национальным меньшинствам в Российской Федерации относятся также лица, принад­лежащие к народам, не имеющим за пре­делами России своих государственных образований, если иное не определено законом. См. Фомиченко М.П. Защита прав народов в Российской Федерации. – М., 2005. С. 240.
[6] Его не следует противопоставлять европейскому индивидуализму. Ибо и там признаются права коллективов, общностей и объединений. Кроме того, Россияне всегда ценили честь, достоинство как индивидуальные качества личности.
[7] См.: Нетреба Т. Партии. Перезагрузка // Аргументы и факты, 2006, № 14.
[8] См.: Ткач А. Народов много. А нация одна. // Парламентская газета, 2006, 7 апреля.

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2006 №4 (70)»
ЗАКОНОТВОРЧЕСТВО В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ (часть 2)
ФЕДЕРАЛИЗМ – КРЕДО ДЕМОКРАТИИ
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ГОРИЗОНТАЛЬНОГО ВЫРАВНИВАНИЯ ДИСБАЛАНСА ТЕРРИТОРИЙ В РОССИИ В РАМКАХ ФИНАНСОВОГО ФЕДЕРАЛИЗМА
ГЛАВНОЕ ОРУЖИЕ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ – ИДЕОЛОГИЯ
РОССИЯ В ОБСЕ: ЧТО ДАЛЬШЕ? (часть 1)
Земля по новому
АЗЕРБАЙДЖАНЦЫ – НАЦИЯ БУДУЩЕГО
ПРЕДПОСЫЛКИ ЭМИГРАЦИИ КАЗАЧЕСТВА НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ С.И. Барзилова и А.Г. Чернышева «Безумство власти: Провинциальная Россия: Двадцать лет реформ». – М., Ладомир, 2005. – 298 с.
ПУТИ УКРЕПЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ОСНОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД
РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ КАК СПОСОБ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
Т.Н.ГРАНОВСКИЙ И ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ ИННОВАЦИЙ

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №1 - 2017
 
  №7,8 - 2016
 
 
  №5,6 - 2016
 
     
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016
 
  №1,2 - 2016
 
 
  №7,8 - 2015
 
  №5,6 - 2015
 
 
  №4 - 2015
 
  №3 - 2015
 
 
  №1,2 - 2015