Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

РОССИЯ И МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ СООБЩЕСТВО (часть 2)

Четкая позиция России по развитию и имплементации международного права отражена и на уровне ее международных договоренностей (двусторонних, многосторонних). Так, в совместной Декларации Российской Федерации и Китайской Народной Республики о международном порядке в XXI веке от 1 июля 2005 г. закрепляется, что решение стоящих перед человечеством задач возможно только в условиях справедливого и рационального миропорядка, базирующегося на общепризнанных принципах и нормах международного права. Все страны мира должны строго соблюдать принципы взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды, мирного сосуществования (п. 2). В другой части Декларации (п.3) фиксируется, что "ООН призвана играть центральную роль в международных делах, быть центром выработки и воплощения основополагающих норм международного права". Стороны как стратегические партнеры обращают внимание в документе на другой важный аспект миростроительства. По их обоснованной позиции, "новый миропорядок станет подлинно универсальным лишь в той мере, в какой его принципы и нормы будут разделяться всеми субъектами международной жизни" (п. 12). Еще один пример из высокой политики – Декларация о вечной дружбе, союзничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Киргизской Республикой от 27 июля 2000 г. Уже в ее преамбуле стороны подтверждают свою приверженность целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций, Хельсинкского заключительного акта и других документов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, общепризнанным нормам международного права, а также международным стандартам в области прав человека.
 
Концентрированные взгляды России на международно-правовую стратегию выражены и в документах, устанавливающих ее взаимодействие с ведущими международными организациями. Так, в разделе "Принципы" основополагающего Акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора (от 27 мая 1997 г.) закреплено: "При осуществлении положений настоящего Акта Россия и НАТО будут добросовестно соблюдать свои обязательства по международному праву и международным соглашениям, включая обязательства по Уставу ООН и положения Всеобщей Декларации прав человека, а также свои обязательства по Хельсинкскому заключительному Акту и последующим документам ОБСЕ, включая Парижскую хартию и документы, принятые на встрече на высшем уровне ОБСЕ в Лиссабоне". Это положение интересно не только исключительно с российского угла, тем более, рассматривая юридическую деятельность РФ в целом, видно, что оно лишено каких-либо двусмысленностей. Подобного нельзя твердо утверждать, оценивая ряд политических акций стран – членов НАТО, которые на деле приводят (вопросы разоружения, кризисоурегулирования вокруг Косово, европейской безопасности) к отходу от положений международного права и принятых ими соответствующих обязательств. Хотят или не хотят инициаторы такого поведения в Вашингтоне, отдельных европейских столицах, но они причастны к созданию конфликтного пространства и атмосферы напряженности в международных отношениях начала XXI века.
 
3.  Наличие системной, активной и содержательной международно – правовой практики. В истории дипломатии и международного права можно встретить немало примеров, когда государства на самом высоком официальном уровне декларируют свою приверженность верховенству праву, заявляют о признании юридических ценностей как элемента демократии.
 
Однако в реальности допускают и отступление от них, провоцируют факты нигилизма, весьма пассивны в правотворчестве. О некоторых примерах уже говорилось выше. Российская Федерация отличается в этом смысле устойчивой и адекватной международным закономерностям политикой, которая учитывает (sic!) триаду интересов – национальные, корпоративные (групповые) и всемирные (мирового сообщества). Благодаря этому в действиях РФ на мировом юридическом пространстве присутствует, в частности, позитивный опыт, накопленный СССР, который она в качестве не просто преемника, а продолжателя советского государства расширяет, совершенствует. Именно в тот исторический период, как известно, были разработаны и стали функционировать многие юридические документы, которые представляют до сих пор фундамент современного миропорядка. Среди них - Устав ООН, Статут Международного Суда ООН, Венская конвенция о праве международных договоров, Венская конвенция о дипломатических сношениях, Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров, Конвенция ООН по морскому праву, Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерной ущерб, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него и др. Придавая большое значение сохранению юридического единства, юридической полноты в регулировании важнейших вопросов международной жизни, руководство современной России изначально официально заявило о своей позиции уважения исторического наследия. Так, в ноте МИД РФ от 13 января 1992 г. отмечались три принципиальных момента: о продолжении РФ осуществления прав и выполнения обязательств, вытекающих из международных договоров, заключенных Союзом Советских Социалистических Республик; о выполнении Правительством РФ вместо Правительства Союза СССР функции депозитария по соответствующим многосторонним договорам; о просьбе рассматривать Российскую Федерацию в качестве стороны всех действующих международных договоров вместо Союза СССР.
 
Декларированная позиция РФ не осталась в силу актуальности серьезности обозначенных в ней вопросов международно – правового характера вне реакции ее партнеров. В заявлении Европейского Союза о будущем статусе России, других бывших республик от 23 декабря 1991 г. подчеркивалось: государства – члены ЕС принимают к сведению, что международные права и обязательства бывшего СССР, включая права и обязательства по Уставу ООН, будут продолжать осуществляться Россией. Они приветствуют согласие Правительства России принять на себя обязательства и ответственность и в этом качестве будут продолжать свои дружественные отношения с Россией с учетом изменения ее конституционного статуса.
 
В последующие годы Российская Федерация наращивала достаточно активно и плодотворно свой международно – правовой капитал и ресурс. Сегодня он характеризуется комплексным подходом к проблематике правового регулирования международных отношений, географическим и тематическим разнообразием достигнутых договоренностей, их эффективным внедрением в национальную нормативную систему и эффективным контролем за применением международно – правовых обязательств. В разработке юридических идей и подходов, участии в переговорах и консультациях на двусторонней и многосторонней основе согласно законодательным указаниям задействован широкий круг политических структур: от Администрации Президента РФ до Правительства РФ, от Федерального Собрания России до органов государственной власти российских регионов. Самое заметное место в этой деятельности отводится, в рамках соответствующих компетенций другим государственным институтам – Совету Безопасности, Конституционному Суду, Прокуратуре, Верховному Суду, Арбитражному Суду Российской Федерации. Координирующую функцию выполняет профессионально МИД РФ.
 
В результате таких согласованных усилий Россия на деле создает и показывает миру образцы высокой политической и правовой культуры. Предлагаемые его международно – правовые инициативы признаются зарубежными государствами и международными организациями, включаются в практический процесс международного правотворчества  и правоприменения.
 
Действуя таким образом, Российская Федерация демонстрирует собственную ответственность за состояние урегулированности тех или иных актуальных проблем Повестки дня, за их включение или сохранение в юридическом пространстве. В подтверждение тому – два реальных примера. Первый относится к приостановке участия России в ДОВСЕ. Указ "О приостановлении Российской Федерацией действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе и связанных с ним международных договорах" был подписан Президентом РФ 14 июля 2007 г. Он распространился на ряд важных договоренностей, среди которых – Будапештское соглашение 1990 г., Ташкентское соглашение 1992 г., Венский документ 1996 г., Стамбульское соглашение об адаптации ДОВСЕ 1999 г. и ряд других. Принимая столь нетрадиционное решение, прогнозируя его политические и прикладные последствия, российская сторона, во-первых, руководствовалась соответствующими положениями Венской конвенции по праву международных договоров 1968 г. и ФЗ "О международных договорах Российской Федерации", а во-вторых, исходила из факта длительного и неконструктивного поведения стран – членов НАТО, которое выразилось в отказе ратифицировать ДОВСЕ и модернизировать его в связи с расширением НАТО. Российский шаг предотвратил состояние несправедливости, односторонности и отступления от юридических соглашений по ДОВСЕ, сохранив возможность восстановления участия  РФ в будущем, если другие государства-подписанты выполнят свои обязательства. Вне всякого сомнения, действия российской власти направлены на обеспечение авторитета международного права и против политики двойных стандартов в сфере безопасности, реституцию атмосферы равноправия.
 
Схожие мотивы присутствуют и в позиции Москвы в отношении второго примера – урегулирование ситуации в Косово. Совершенно очевидно, что ориентация ряда западных государств на придание Косово статуса независимости, наделение его за счет внешних (!) ресурсов качеством государства "взрывает" международное право, напрямую противоречит его основным принципам, в частности, уважению территориальной целостности, нерушимости границ, pacta sunt servanda и другим, которые, как следует из содержания Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г., при толковании и применении "являются взаимодействующими и каждый принцип должен рассматриваться в контексте всех других принципов".
 
Концепция "наделенного" суверенитета, взятая на вооружение сегодня США, рядом стран Евросоюза, какими - бы аргументами она не объяснялась, обходит резолюции Совета Безопасности (например, №1244), гипертрофирует реальное назначение института международно-правового признания.
 
Играя позитивную роль в поддержке нового образования, расширении его международных связей, акт признания не создает государство, не придает ему суверенную компетенцию. Практика международного права и дипломатии XX в. сформулировала на уровне обычных норм ряд требований, которые предъявляются к дестинатору признания. Например, в Заявлении "двенадцати" (ЕС) о будущем статусе России и других бывших республик от 23 декабря 1991 г. согласованы следующие критерии признания новых государств в Восточной Европе и на территории Советского Союза:
- соблюдение положений Устава ООН и обязательств, принятых по хельсинскому Заключительному Акту и Парижской хартии, особенно в том, что касается верховенства закона, демократии и прав человека;
- гарантии прав этнических и национальных групп и меньшинств в соответствии с обязательствами, принятыми в рамках СБСЕ;
- уважение нерушимости всех границ, которые не могут быть изменены иначе, как мирными средствами и с общего согласия;
- принятие всех соответствующих обязательств, касающихся разоружения и нераспространения ядерного оружия, а также безопасности и региональной стабильности;
- обязательство разрешать по соглашению, в том числе предусматривая в случае необходимости обращение в арбитраж, все вопросы, касающиеся правопреемства государства и региональных споров. Отметим еще ряд особенностей подхода ЕС, изложенных в документе.
 
Сообщества, говорится в нем, не будут признавать государства, "возникающие в результате агрессии". Кроме того, члены ЕС будут также учитывать влияние факта признания на соседние государства. По мнению Сообществ, признание не является автоматической рефлексией: уважение перечисленных принципов лишь "открывает возможности для установления дипломатических отношений". В случае с Косово, как мы сегодня видим из многочисленных комментариев Вашингтона и Брюсселя, политическая целесообразность, идущая в разрез с международным правом, объявляется приоритетной. С этой позицией согласиться нельзя. Совершенно очевидно, что Косово не может быть признано независимым: нет на это согласия Сербии, в составе которой оно юридически и территориально находится, а квази-юридические манипуляции с суверенной Сербией, применение к ней методов давления, шантажа просто недопустимым. Косово не выдерживает и других стандартов – демократии, обеспечения прав человека, способности к эффективной самостоятельной власти, отсутствие споров и конфликтов с соседними странами.
 
Выход – в продолжение линии, изложенной в резолюциях Совета Безопасности ООН, ориентированной на диалог Белграда и Приштины, создание между ними атмосферы взаимопонимания и согласия. На этот вектор, соответствующий международному праву, нацелены усилия Российской Федерации. Они поддерживаются и другими государствами (например, значительной частью членов Парламентской Ассамблеи Совета Европы).
 
Дальнейшему развитию статуса России как международно – правовой личности должно содействовать решение ряда актуальных вопросов, относящихся к методологии, теории и практике международного права в  условиях XXI века. Концентрированным выражением такого подхода  можно считать подготовку и официальное утверждение на правительственном уровне национальной стратегии Российской Федерации в области международного права. Ее органичное  дополнение – план конкретных действий и инициатив разноформатного характера, ориентированный на двустороннее, региональное, многостороннее взаимодействие РФ с другими субъектами международного порядка. Потребность в появлении и последующей имплементации  такого комплекса политических, научных, нормативно-правовых документов ощущается все острее. По большому счету, речь должна идти о формировании согласованного подхода в рамках всего мирового сообщества, принятии позитивных национальных программ по международному праву каждым его членом – государством, а также международными организациями с учетом предложений мирового бизнес-сообщества, современных регионов, достижений юридической, экономической, политологической, гуманитарной науки. В пользу системного решения проблемы прогрессивного развития и кодификации международного нормативного пространства, совершенствования структур и функций международно-правового сообщества свидетельствует анализ, в частности, опыта работы Организации Объединенных Наций, "восьмерки", стратегического партнерства РФ с Евросоюзом, Китаем, Индией, странами СНГ, динамики российско-американских отношений, другие политические примеры и факты.
 
Важным и перспективным шагом на этом пути стало бы образование специального совета при Президенте Российской Федерации по вопросам юридической стратегии России в международном сообществе XXI века. Свой вклад в программу его работы призваны внести представители всех ветвей федеральной власти – законодательной, исполнительной и судебной, а также российского научно-экспертного сообщества. Двигаясь этим путем, Российская Федерация могла бы выступить инициатором созыва представительной международной конференции (под эгидой ООН) на тему: "Международное право в XXI веке. Тенденции и перспективы".

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2008 №4 (83)»
ПРЕЗИДЕНТ РФ Д. МЕДВЕДЕВ ПРЕДСТАВИЛ КАНДИДАТУРУ В. ПУТИНА НА ДОЛЖНОСТЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ 8 МАЯ 2008 ГОДА В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ
ВЫСТУПЛЕНИЕ КАНДИДАТА НА ДОЛЖНОСТЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ В.В. ПУТИНА
СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ПАРЛАМЕНТАРИЗМА
ПЕРСПЕКТИВЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВА В УСЛОВИЯХ НАРАСТАНИЯ КИБЕРТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ УГРОЗЫ
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЛОББИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА РУБЕЖОМ
ОПТИМИЗАЦИЯ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПРАВОМЕРНА ЛИ УГОЛОВНАЯ ФЕМИДА США В РОССИИ?
ЖИТЬ СТАЛО ЛУЧШЕ?
НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕМИЯ «ЗА БЕЗУПРЕЧНУЮ ДЕЛОВУЮ РЕПУТАЦИЮ»
РАЗРАБОТКА МЕХАНИЗМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ СБАЛАНСИРОВАННОСТИ ДЕЙСТВИЙ УЧАСТНИКОВ ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПРИ ВЫБОРЕ УПРАВЛЯЮЩЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ (опыт Владимирской области)
ИНТЕРВЬЮ С ГЕНРИХОМ ЮШКЯВИЧЮСОМ, советником Генерального Директора ЮНЕСКО
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СВОБОДЫ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЦЕССУАЛЬНО-ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ
ЗАКОН КАК СРЕДСТВО СОЦИАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ, УПРАВЛЕНИЯ И КОНТРОЛЯ (часть 2)

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №1 - 2017
 
  №7,8 - 2016
 
 
  №5,6 - 2016
 
     
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016
 
  №1,2 - 2016
 
 
  №7,8 - 2015
 
  №5,6 - 2015
 
 
  №4 - 2015
 
  №3 - 2015
 
 
  №1,2 - 2015