Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 1993 ГОДА И АМЕРИКА (ч. 3)

[1] Памяти Егора Летова
Надо, надо было находиться в «окаянные дни» осени 1993 года в Америке - в это время я занимался исследованиями в Гарвардской школе права, выступал с лекциями в нескольких других университетах, - чтобы избавиться от последних иллюзий в отношении независимости и объективности средств массовой информации США и адекватности и непредвзятости большинства американских советологов, русистов.
 
Что до газетчиков, то даже Вячеслав Костиков, пресс-секретарь президента Ельцина, которого меньше всего можно было бы заподозрить в антиамериканизме, свидетельствует: «В течение долгого времени у меня были добрые отношения с посольством США в Москве... Отличные отношения были с американскими журналистами, аккредитованными в Москве.  Но, как только я заявил о своей более чем прохладной позиции в отношении расширения НАТО на Восток, все изменилось. Меня перестали замечать, а в американской прессе тотчас же появились негативные оценки моей работы и даже личные выпады. Вот вам и знаменитая независимость американской прессы, - заключает Костиков. - Кто-то в Госдепартаменте дернул за ниточку, и начались другие танцы»[2].
 
С советологами дело обстоит сложнее.  Судя по публикациям в американской печати того периода, число экспертов, выступивших с критикой антиконституционных действий исполнительной власти России и поддержки (если не поощрения) Ельцина со стороны правительства США, было минимально.  Среди них, в первую очередь, следует назвать Джерри Хафа из Дюкского университета и Брукингского института, Стивена Коэна из Принстонского (теперь – Нью-Йоркского) университета и группу авторов, объединяющихся вместе с Коэном вокруг журнала “The Nation”, редактируемого женой Коэна Катриной ванден Хьювел, Роберта Дэниелса из Вермонтского университета и Питера Реддауэя (см., например, его статью «Дрейф в диктатуру» (Dictatorial Drift) в «Нью-Йорк таймс» 10 октября 1993 г.).
 
Дэниел Сингер, например, совершенно справедливо писал в статье «Путч в Москве»: «Причина, по которой все западные правительства оказали абсолютную [буквально, «по самую рукоятку», to the hilt. - А.Д.] поддержку Ельцину», заключается в том, что «он - лучший человек... который будет выполнять приказы международного финансового истеблишмента». А Роберт Дэниелс в самом заголовке своей статьи в «Нью-Йорк таймс» заявлял за день до бойни в Останкино, что «Ельцин не Джефферсон. Скорее Пиночет»[3].
 
В ответ на недоуменные и резкие вопросы автора этих строк о гробовом молчании честных - ведь есть и такие - американских ученых, юристов, политологов в сентябре-октябре 1993 г. директор одного из ведущих центров российских исследований в США оправдывался: «Некоторые из нас кричали, но никто не слушал. После определенного момента, когда становится ясно, что напряжение голосовых связок не производит никакого эффекта, какой смысл в крике?  Это не только позорный период в истории твоей страны, это позорный период в истории нашей страны. Мы в той же степени заражены идеологией, как и старая советская система.  Более того, мы такие же мастера сознательного отрицания действительности, как и старая советская система.  Я не могу тебе сказать, сколько раз меня отказывались слушать как человека, отстаивающего уникальность России, и неужели я не понимаю, что «Россия - это как Аргентина».  Я был в Аргентине и думаю, что я мог заметить разницу...».
 
Нет оснований не согласиться с американским исследователем в констатации минимальной степени влияния независимых специалистов на формулирование внешней политики США, в том числе в отношении России.
Когда cтоль разные общественные и политические деятели, как бывшие послы США в СССР Дж.Ф. Мэтлок (1987-1991) и Артур Хартман (1981-1987), бывший директор ЦРУ, адмирал Стенсфилд Тернер, сенаторы Сэм Нанн (1972-1996), Беннетт Джонстон (1972-1996), Марк Хэтфилд (1967-1987), Гордон Хэмфри (1979-1991) и Гэри Харт (1975-1987), бывший министр обороны Роберт С. Макнамара (1961-1968), бывший замминистра обороны и советник президента Рейгана Пол Нитце, директор Центра политических и стратегических исследований Сюзен Эйзенхауэр и 35 других послов, профессоров, редакторов солидных изданий направили коллективное «Открытое письмо президенту Клинтону» с критикой планов расширения НАТО на Восток, а Джордж Кеннан, легендарная личность, «заслуженный» (emeritus) профессор Принстонского университета, бывший посол США в СССР (1952) и Югославии (1961-1963), сыгравший историческую роль в послевоенной выработке концепции «сдерживания» СССР, даже назвал приближение НАТО к границам России «фатальной» и «самой серьезной ошибкой в американской политике за весь период после окончания ‘холодной войны’», госсекретарь М.Олбрайт лениво отмахнулась от приводившейся аргументации, назвав ее образцом «старого мышления» и заявив, что у нее «и президента Клинтона нет большего приоритета (a higher priority), чем расширение НАТО».
 
Когда группа американских ученых с мировой репутацией, лауреатов Нобелевской премии в области экономики - Василий Леонтьев,  Кеннет Эрроу, Лоренс Кляйн, Джеймс Тобин - в своем письме на имя Ельцина заявили о губительном и самоубийственном характере монетаристских экспериментов с российской экономикой и были приглашены принять участие в международной конференции в России, планировавшейся на середину марта 1997 г., благодаря совместным и хорошо скоординированным усилиям Государственного департамента США и правительства России (консультации на сей счет были проведены в ходе встречи в Давосе в феврале 1997-го), и визит американских академиков, и сама конференция были благополучно похоронены.
При всех упреках в адрес американских «экспертов» и комментаторов, отправной точкой суждений которых является «презумпция виновности» России, заложенная в самом «генетическом коде» России или «по крайней мере» в ее «истории» (С. Тэлботт), справедливости ради следует признать, что некоторые российские политики и газетчики ни в 1993-м, ни в последующие годы ничем не уступали западным русофобам. Особого разговора заслуживают публикации некоторых российских радикал-демократов в зарубежной печати, мало известные отечественным читателям.  Остановлюсь лишь на двух из них.
 
Вскоре после памятных декабрьских выборов 1993 года, в ходе которых, согласно истеричному восклицанию Юрия Карякина на праздновании незабываемого «нового политического года», неблагодарная Россия «одурела», и 85 процентов принявших участие в голосовании отвергли «партию власти» гайдаровско-бурбулисовского типа, Юрий Афанасьев опубликовал статью в журнале «Форин аффеарс», в которой заявил, что «поддержка коммунистических и фашистских блоков» объясняется «самой природой [или «сокровенной сутью», the essential nature. - А.Д.] русского народа»[4].
 
Где же логика? Отчего «коммуно-фашистская природа» русского народа не помешала Афанасьеву быть дважды избранным в народные депутаты СССР и России?  Но когда те же самые избиратели узнали истинную цену и ему, и его обещаниям – говорю это, как голосовавший за Афанасьева в 1989-го - и утратили доверие как к нему лично, так и к большинству его соратников, докатившихся до политического беспредела или откровенной уголовщины (Собчак, Станкевич, Кобец – далее по списку), и на сей раз проголосовали за его оппонентов, Афанасьев начал называть нас  «прирожденными фашистами».
А вот Сергей Ковалев, «ближайший ученик Сахарова в правозащитном движении», как его называет Дэвид Рэмник, видит причину поражения «демократов» в России в... «традиционном русском государстве».  Слишком быстро забыв, что он сам был одним из тех радикал-демократов, которые стояли у истоков ельцинской власти и являлись интегральной частью режима, Сергей Адамович неожиданно «прозрел» в дни чеченской бойни и с трогательной невинностью во взоре нашел объяснение войны в Чечне не в Ельцине и его подельниках, включая себя самого, а в тысячелетней истории российского государства.  По его словам, «это неуклюжее, неумное чудовище» «внутренне неспособно верно оценивать ситуацию», «не может жить без насилия», «не знает, как бескровно решать проблемы, поскольку кровь является его любимой пищей» [выделено мной. - А.Д.]. Иными словами, это, оказывается, не «демократическое» правительство Ельцина множит и усугубляет беды России, а «традиционное русское государство», которое «в принципе не знает, как решать проблемы.  Все, что оно знает - это как создавать их»[5].
 
Стоит ли удивляться, что 11 февраля 1997 года С. Ковалев и К. Боровой провели совместную пресс-конференцию, на которой заявили, что «расширение НАТО на Восток отвечает национальным интересам демократической России» (Коммерсант-Дейли, 12.02.1997).  Следуя логике приведенного выше пассажа из «Нью-Йорк ревью оф букс», выход натовской военной машины на границы России будет особенно полезен для нанесения окончательного поражения «традиционному русскому государству», в чем собственно и заключается основной «интерес демократической России» (и партий-наследниц «Демократической России» и «Демократического выбора России»).  Ведь сказано было приятельницей Борового Новодворской: беда России в том, что ее «ни разу, как следует, не разбили.  Вдребезги, как Гитлера» (см.: Позиция // Русский обозреватель, No.1, 1995. С. 22).
Группа авторитетных американских ученых (Джерри Хаф и др.) в своей книге «Президентские выборы в России 1996 года» признала очевидный факт: американцы «всегда» видели Россию «глазами радикальных московских интеллектуалов»[6].  Это правда.  Америка и Запад в целом видят нас и нашу страну глазами людей, отношение которых к России строится на причудливом сочетании невежества, непонимания, безразличия, презрения, ненависти, стыда и страха (с примесью - хотя и реже - чувства вины). Классический диагноз, поставленный этому типу советской интеллигенции Солженицыным еще в 1974 году в сборнике «Из-под глыб» («образованщина»), нисколько не утратил своей актуальности.
В чем «Нью-Йорк таймс» была права, так это в своем прогнозе, что  «рано или поздно г-н Ельцин может… призвать вооруженные силы устранить своих политических противников»[7].  О том, что стоящие за Ельциным силы могут пойти на вооруженное насилие предупреждал еще 21-го сентября в разговоре с Селестин Болен из «Нью-Йорк таймс» депутат из Воронежа, член фракции «Смена» Игорь Муравьев: «Может быть, они будут стрелять.  Я знаю, что некоторые члены президентской команды готовы на это»[8].
Словно по злой иронии, когда «члены президентской команды» действительно начали стрелять, одной из жертв кровавой бойни стал гражданин США, 26-летний американский юрист, выпускник Школы права Университета Джорджа Вашингтона Терри Майкл Дункан, сооснователь до сих пор действующей в Москве юридической фирмы “Firestone Duncan”.  Обстоятельства его гибели хорошо известны.  Дункан был убит в Останкино примерно в 21 час 3 октября у центрального входа в здание АСК-3 при оказании помощи раненым.  Друзья говорят о нем: «Он всегда был таким, и политика тут не причем.  Просто гибли люди».  Последний, кому Терри пытался помочь выбраться из-под огня, был раненый фотокорреспондент «Нью-Йорк таймс» Пол Отто.
Поразительно! После взрыва в берлинской дискотеке “La Belle” в апреле 1986-го, любимом месте отдыха американских военных, при котором погибли три человека, включая двух американцев[9], Рейган отдал приказ бомбить Триполи.
Столкновение морских пехотинцев США с силами правопорядка в Панама-Сити, при котором один американец был убит, второй ранен, третий арестован и избит, а его жена «грубо допрошена», стало достаточным основанием для того, чтобы Буш-старший сослался на ст. 51 Устава ООН (о праве наций на самооборону) и оккупировал Панаму под предлогом защиты находящихся на ее территории 35 тысяч граждан США.
 
Можно легко представить, какова была бы реакция Вашингтона, если бы двенадцать американских миротворцев, а не российских, были расстреляны грузинами 8 августа 2008 года!  Не повторил ли бы тогда Мишико Саакашвили судьбу панамского лидера Мануэла Норьеги, получившего 40-летний тюремный срок, позже уменьшенный до 30 лет великодушными американцами, и до сих пор сидящего в федеральной тюрьме в Майами?  А 4 октября 1993-го в центре Москвы снайпер из останкинского телецентра убивает молодого американца, спасшего из-под обстрела не менее трех-четырех (по другим данным, до двенадцати!) раненых, и в Вашингтоне… полная тишина!
 
Впрочем, нет. Не совсем тишина.  В материале Алана Файнштока «Что случилось у Останкино 3 октября 1993 года», появившемся в четвертую годовщину кровавых событий в «Русском листе Джонсона», наиболее авторитетном англоязычном интернет-издании о России, даже говорится о «положительном аспекте» (an «up» side) бойни: «Те, кто погибли у Останкино, очевидно, считали, что умирают героической смертью - за что-то; конечно, это лучше, чем быть просто пристукнутым в аллее за кроссовки или поллитровку водки» (Johnson’s Russia List, 05.10.1997).  На Терри Дункана, соотечественника Файнштока, это тоже распространяется?
 
Сколько крика на Западе было поднято после убийства Анны Политковской, какая антипутинская и антироссийская кампания развернулась!  Как бессовестно была использована для критики правительства Путина гибель в Москве от рук столь любимых Вашингтоном чеченских «борцов за свободу» Пола Хлебникова, убежденного оппонента Ельцина и его воровского режима!  А то, что от рук ельцинских головорезов только 3-4 октября 1993-го погибли семь журналистов, включая двух иностранцев – Ивана Скопана с французского телеканала TF-1 и Рори Пека с немецкого канала ARD – кто-нибудь помнит?
 
На самом деле, некоторые корреспонденты американских СМИ прекрасно понимали, в чем заключается причина конфликта в России.  «За всеми разговорами с обеих сторон о демократии и конституционности, о борьбе между исполнительной и законодательной властью, - писал Стивен Эрлангер, - по сути, идет битва между теми, кто разорвал с тоталитарным централизованным государством и теми, кто пытается сохранить его существование».  Термин «тоталитарное» в данном случае не более чем попытка навесить очередной ярлык на парламент и его сторонников.  А всё остальное верно: борьба в 1993 году велась между теми, кто хотел сохранить российское государство и теми, кто хотел его разрушить. Понятно, что в Вашингтоне не могло быть двух мнений какую из сторон поддержать всеми возможными средствами. Не только экономическими, финансовыми, политическими, но и военными. 
 
В книге «Никсон зимой» помощник экс-президента Никсона в последние годы его жизни Моника Кроули раскрывает неизвестную не только российскому читателю, но и большинству западных наблюдателей деталь.  В дни противостояния между президентом и Верховным Советом РФ Ричард Никсон был приглашен в Государственный департамент США для участия  в обсуждении вариантов официальной реакции Вашингтона и вернулся с этого обсуждения абсолютно подавленным, поскольку один из вариантов предполагал… направление в Москву военного контингента США для поддержки Ельцина.
Сама по себе идея о направлении американского военного контингента за пределы США (в данном случае – в Россию) не была столь неожиданной.  Как свидетельствуют мемуары бывшего госсекретаря Джеймса А. Бейкера, в марте 1991-го он предлагал премьер-министру Израиля Ицхаку Шамиру разместить войска США на Голанских высотах.
 Однако осенью 1993-го Никсон выступил категорически против такой идеи.  «О чем думают эти засранцы (assholes) из госдепа? – вспоминает Кроули эмоциональные слова Никсона. – Нельзя направлять войска в Россию… Когда мы это сделали для борьбы с большевиками [имеется в виду участие США в интервенции «союзников» 1918 года и высадка американских войск во Владивостоке и Архангельске – А.Д.], это обернулось катастрофой.  Кроме того, мы просто не можем вмешиваться в их внутренние дела, тем более, военными средствами.  О, Господи!»[10].
 
Никсон не впервые столь нелицеприятно высказывался в адрес американской дипломатии на российском направлении периода президентства Клинтона.  «Эти ребята просто шизанутые (nuts).  Они не понимают, что, поощряя авторитарные наклонности Ельцина, они играют с огнем»[11], вспоминает Дмитрий Саймс реакцию Никсона на выступление Тэлботта в Комитете по ассигнованиями  Палаты представителей Конгресса США 19 апреля 1993 г. в поддержку финансовой помощи «реформаторам» в России.  Триумфально поддержав «президента Ельцина, бросившего перчатку парламенту», якобы «контролировавшемуся реакционерами», Тэлботт готовил почву как для роспуска Ельциным законодательной власти в России, так и для поддержки такого роспуска в Вашингтоне.
 
Эпизод из книги Кроули, во-первых, лишний раз подчеркивает, сколь высоки были ставки Вашингтона в дни кризиса и, во-вторых, заставляет по-новому взглянуть на многочисленные свидетельства очевидцев об участии в московской бойне снайперов третьей стороны.  Может быть, «засранцы из госдепа» хотя бы частично всё же реализовали свой план?
И о том, чем обернется для России победа «новой элиты... вестернизированных экономистов» и тех, кто «получает выгоду от новых форм собственности», «Нью-Йорк таймс» догадывалась: «Даже при наилучших обстоятельствах этот переход будет означать нарушение жизни многих миллионов трудящихся, закрытие и реорганизацию многих неэффективных фабрик и быстрое обнищание людей, чья жизнь поддерживалась значительными государственными субсидиями на всё: от жилья до электричества, телефонной связи, хлеба».  Именно так.  И всё во имя насаждаемой Америкой в России новой утопии о «рынке по западному образцу».
 
Трудно поверить в искренность или наивность американских аналитиков, продолжающих утверждать, что социально-экономический коллапс России в 1990-е годы был «в значительной мере неожидан», и что деиндустриализация российской экономики является «непредусмотренным последствием либеральных реформ». Предупреждения о неизбежности катастрофы и о самоубийственном характере монетаристских экспериментов с российской экономикой неоднократно звучали в стенах Верховного Совета России и, по сути, стали одной из причин кровавого переворота 1993 года, осуществленного не просто при безоговорочной поддержке, а с санкции западного «международного сообщества» в целом и обеих ветвей американского правительства в частности.
 
Американцы этого особенно и не скрывают. 4 октября 1993-го «Нью-Йорк таймс» удовлетворенно констатировала: «Официальные лица администрации Клинтона благословили [выделено мной. – А.Д.] (blessed) г-на Ельцина на роспуск парламента, и до сих пор они рассматривают действия президента России [по расстрелу парламента. – А.Д.] как лучшую гарантию демократии».  При этом газета анонимно цитировала крупного представителя американского правительства: «Мы хотим, чтобы всё это закончилось как можно скорее и как можно более мирными средствами, но мы хотим, чтобы победил Борис Ельцин» [12].
 
Позднее одним из американских исследователей со всем цинизмом было заявлено буквально следующее: если «западное сообщество» высказывается в поддержку «традиционно недемократического акта», как это случилось при роспуске российского парламента в сентябре 1993 г., самим фактом своей поддержки оно придает такому акту необходимую легитимацию, делает его «демократическим», хотя и «неконституционно демократическим»[13].  Как мы видим, по мнению американских глобалистов, в эпоху утверждения монополярного мира в 1990-е годы классическая формула Клинтона Росситера, согласно которой «государство может быть конституционным, не будучи демократическим, но оно не может быть демократическим, не являясь конституционным»[14], стала просто неактуальной.
 
Список выступлений в поддержку конституционного переворота в России, прозвучавших в те поистине «окаянные дни» сентября-октября 1993 года в стенах Конгресса США и Белого дома, можно было бы продолжить. Но для нас в данном случае важен сам факт откровенных признаний руководства США не просто допустимости, но целесообразности использования американской «помощи» как инструмента вмешательства во внутренние дела России. Той самой «помощи», которая с отстранением от власти в 2000-е годы значительной части ельцинских реформаторов была перенесена на спонсирование «шакалящей у иностранных посольств» оппозиции и «агентов перемен», как откровенно называют часть российских «неправительственных организаций» в Вашингтоне.
Американская поддержка таких антидемократических и антиконституционных действий российского президента как расстрел федерального парламента, роспуск законодательных органов власти в регионах и на местах, приостановление (на полтора года) работы Конституционного суда РФ (что, по мнению сенатора Пелла, видимо, и являлось «консолидацией демократических реформ в России») со всей очевидностью продемонстрировала, что, несмотря на официальные заверения администрации США в ее заинтересованности видеть Россию своим процветающим, уважаемым и демократическим «партнером», «вашингтонский обком» был вполне удовлетворен превращением России в государство-клиента, контролируемое коррумпированным авторитарным лидером.
 
Три события не могли случиться в России без расстрела Верховного Совета: принятие Конституции, война в Чечне (автором знаменитого сравнения Ельцина с Линкольном, отстоявшим единство Соединенных Штатов, является всё тот же Строуб Тэлботт) и президентские выборы 1996 года.
 
Остановимся на первом из них.
До недавнего времени новая российская Конституция обычно более благоприятно характеризовалась многими западными экспертами, чем схожие конституции других республик бывшего СССР.  Утверждалось, например, что она «создала подлинную федерацию», что после принятия Конституции в декабре 1993 года «все основные гражданские права» существуют в России «не просто в теории, как это было в прошлом, но на практике, как и в западных демократиях». Наконец, без тени сомнения заявлялось, что «Конституция Российской Федерации создала подлинно западную демократию»[15]. С другой стороны, белорусская Конституция 1996 года подвергается неизменным нападкам как не отвечающая «демократическим стандартам прав человека», как наделяющая президента «значительными» (sweeping) полномочиями и даже как утверждающая «диктатуру» и «тоталитарное государство» в Беларуси.
 
Проблема заключается в том, что часто справедливо критикуемая «Конституция Лукашенко»[16] представляет собой всего лишь более жесткую форму ельцинской Конституции.  Действительная причина столь разных оценок схожих Основных законов России и Беларуси не только официальными лицами, но, что еще более прискорбно, западными «экспертами» заключается в том, что одна из этих Конституций утверждала власть «откровенно проамериканского, прозападного, прорыночного» президента, тогда как другая была принята по инициативе более независимого национального лидера.
Не менее любопытна и другая деталь: крупнейшая в Интернете коллекция конституционных материалов – на сайте Вюрцбургского университета в Германии – содержит тексты более 130 конституций, включая Конституции Тибета и Чечни (плюс ссылку на сайт чеченских сепаратистов). Отчего бы в таком случае не включить в эту коллекцию и конституцию “независимой” Республики Техас? Но действующую белорусскую Конституцию 1996 года вы там не ищите – всё равно не найдете. Такая вот академическая «беспристрастность» германских юристов.
 
Как известно, ежегодно выпускаемый госдепартаментом США доклад о «практике в области прав человека» в различных странах мира начинается с краткого описания конституции этих стран.  Что общего, скажем, между такими характеристиками: «Конституция устанавливает демократическое управление посредством трех ветвей власти со сдержками и противовесами» и «Конституция устанавливает правительственную структуру с сильным главой государства, правительством, возглавляемым премьер-министром и двухпалатной легислатурой»?  А ведь речь идет об одной и той же Конституции РФ 1993 года!  Только первая характеристика содержалась в докладе 1994 года, а вторая – десятью годами позже: в докладе 2004-го[17].
 
Отношение к Конституции РФ в Конгрессе США в 1990-е годы было точно таким же.  Выступая в Палате представителей Конгресса США 28 апреля 1994-го, председатель Комитета по международным делам Ли Хамильтон представил доклад «Реформы в России», подготовленный аппаратом комитета.  Изменения в политико-правовой и социально-экономической системе страны были условно разделены на две группы: «плюсы» и «минусы». «Принятие новой Конституции», естественно, в 1994-м году занимало видное место среди прочих «плюсов» (таких как «относительно свободные СМИ», «в целом свободные и справедливые выборы» в парламент, «децентрализация внешней торговли», «большое количество коммерческих банков», «развитие бирж», освобождение цен на 90 процентов товаров и услуг, ликвидация плановой системы экономики и пр.).
 
Любопытно, что к плюсам Комитет по международным делам нижней палаты Конгресса отнес не просто принятие Конституции РФ в декабре 1993-го, но «принятие новой Конституции, которая дает Ельцину власть продолжить реформы».  Очень красноречивое уточнение…
Но все-таки, гарантирует ли действующая Конституция России «демократическое управление»?  Обеспечивает ли она систему «сдержек и противовесов», как утверждалось во всех (!) докладах госдепа о «практике в области прав человека» в России с 1994 по 1999-й год?  Или тут всё дело в том, что если Конституция обеспечивает власть проамериканского авторитарного лидера, проводящего «реформы» по западным рецептам, то как же, в глазах «вашингтонского обкома», она не может быть «демократической»? А если во главе страны находится исключительно популярный, всенародно избранный президент, но независимый и недостаточно «проамериканский», то из-за океана начинают раздаваться совсем иные песни.

[1] Домрин Александр Николаевич - кандидат юридических наук, доктор права (S.J.D.) Пенсильванского университета, сотрудник юридической компании  «Пепеляев, Гольцблат и партнеры», автор монографии "Конституционный механизм чрезвычайного положения". Корреспондент журнала «Представительная власть – XXI век» (Сан-Франциско – Айова-Сити, США).
[2] Костиков В. Роман с президентом: Записки пресс-секретаря. - М.: Вагриус, 1997. С. 28-29.
[3] Daniel Singer, “Putsch in Moscow”, The Nation, 25.10.1993. P.448-449; Robert V. Daniels, “Yeltsin’s No Jefferson. More Like Pinochet”, The New York Times, 02.10.1993.
[4] Yuri N. Afanasyev, “Russian Reform Is Dead”, Foreign Affairs, No. 2, March/April 1994. P. 22.
[5] Sergei Kovalev, “Russia After Chechnya”, The New York Review of Books, vol. XLIV, no.12, 17.07.1997. P. 28.
[6] Jerry F. Hough, Evelyn Davidheiser, Susan Goodrich Lehmann, The 1996 Russian Presidential Election (Washington: The Brookings Institution Press, 1996). P. 14.
[7] Adi Ignatius, “Yeltsin Orders Parliament Dissolved, Meets Resistance: Russian Legislators Name Rutskoi to Be President; Struggle May Escalate”, Wall Street Journal, 22.09.1993.
[8] Celestine Bohlen, “Showdown in Moscow; More Than Just a Rerun at Parliament”, The New York Times, 22.09.1993.
[9] В 1998-м году немецкие кинодокументалисты пришли к выводу и представили зрителям канала ZDF доказательства того, что взрыв в дискотеке был провокацией, организованной агентами ЦРУ и Моссада. 13 ноября 2001-го, словно стремясь утешить американцев после нападения на Америку двумя месяцами ранее, берлинский суд приговорил к срокам от 12 до 14 лет четырех арабов, оправдал пятую подозреваемую, но не нашел доказательств причастности Муаммара Каддафи к взрыву в дискотеке. Более того, по сообщению Би-Би-Си, судья был вынужден сделать красноречивое заявление о том, что он «разочарован» «недостатком желания» сотрудничать с правосудием со стороны спецслужб Германии и США» (см.: BBC News Online, 13.11.2001).
[10] Monica Crowley, Nixon in Winter. His Final Revelations About Diplomacy, Watergate, and Life Out of the Arena (New York: Random House, 1998). P. 132.
[11] См.: Dimitri Simes. After the Collapse: Russia Seeks Its Place as a Great Power (New York: Simon & Schuster, 1999). P. 103.
[12] Douglas Jehl, “Showdown in Moscow: Washington; Clinton, Reaffirming Support for Yeltsin, Blames Rutskoi’s Faction for the Violence”, The New York Times, 4.10.1993.
[13] Donna R. Miller, “Unconstitutional Democracy: Ends vs. Means in Boris Yeltsin’s Russia”, Transnational Law & Contemporary Problems, Fall 1994.  P. 876.
[14] Clinton L. Rossiter, Constitutional Dictatorship: Crisis Government in the Modern Democracies (Princeton: Princeton University Press, 1948). P. Viii.
[15] Ronald C. Monticone, “A Brief Comparative Analysis of the Russian Constitution”, Constitution of the Russia Federation (Lawrenceville, VA: Brunswick Publ. Corp., 1994). P. 7, 9, 14.
[16] Cм., например: Presidential Powers and Human Rights under the Draft Constitution of Belarus (New York: Lawyers Committee for Human Rights, October 1996).
[17] См.: Сountry Reports on Human Rights Practices - Russia 1994; Russia Human Rights Practices - Russia 2004.

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2009 №2-3 (89-90)»
ЧТО ЖЕ ЭТО ЗА ГИДРА ТАКАЯ - КОРРУПЦИЯ? ИНТЕРВЬЮ С ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Ю.Л. ВОРОБЬЕВЫМ
БОРЬБА С ВЛИЯНИЕМ «ТЕНЕВОГО ПРАВА» НА ПРАВОСОЗНАНИЕ РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН И НА СОВРЕМЕННЫЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ (часть 1)
КОНСТИТУЦИИ РФ 15 ЛЕТ: КАК ЮБИЛЕЙ ОТМЕЧАЛИ В США
ПРАВО ЧЕЛОВЕКА НА ЗДОРОВЬЕ: КОНТРОЛЬНЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ НЕКОТОРЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНОВ
ВРАЧЕБНАЯ ОШИБКА: ПРЕСТУПЛЕНИЕ ИЛИ ПРОСТУПОК
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА ТАЙНУ ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГОВОРОВ: ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ И ПРОЦЕДУРА ОГРАНИЧЕНИЯ
ПРИЗНАНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И КОНЦЕПЦИЯ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА В КОНТЕКСТЕ ИХ ИСТОРИЧЕСКОГО ВЛИЯНИЯ НА ПРОЦЕССЫ ПРАВООБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ
РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЕВРОПА ВЫБИРАЕТ ЛУЧШЕЕ: ЕВРОПЕЙСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИЗБИРАТЕЛЕЙ НЕ ХУЖЕ РОССИЙСКИХ
РОССИЙСКАЯ МОДЕЛЬ УПРАВЛЕНИЯ УСТОЙЧИВЫМ РАЗВИТИЕМ (ч. 2)
XXI век - МОНОЦЕНТРИЗМ ДЕМОКРАТИИ ИЛИ ПОЛИЦЕНТРИЗМ ИРИКРАТИИ?
РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ ПЛАКСИЯ С.И. «ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ЖЕЛАЕМОЕ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ». — М.: НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА. 2008
ОДКБ В РАЗВИТИЕ ПАРТНЕРСТВА В СФЕРЕ БЕЗОПАСНОСТИ И РОЛЬ РОССИИ В ЕЕ ДАЛЬНЕЙШЕМ РАЗВИТИИ
ПРАВОТВОРЧЕСТВО И ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: Круглый стол ИГП РАН (обзор материалов - ч. 4)
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УСЛУГИ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ИЗ ИСТОРИИ ПРИКЛЮЧЕНИЙ УИЛЬЯМА ФОЛКНЕРА. Уильям Фолкнер. ПРЕДИСЛОВИЕ К КНИГЕ РИСУНКОВ УИЛЬЯМА СПРЭТЛИНГА «ШЕРВУД АНДЕРСОН И ДРУГИЕ ЗНАМЕНИТЫЕ КРЕОЛЫ»

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №1 - 2017
 
  №7,8 - 2016
 
 
  №5,6 - 2016
 
     
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016
 
  №1,2 - 2016
 
 
  №7,8 - 2015
 
  №5,6 - 2015
 
 
  №4 - 2015
 
  №3 - 2015
 
 
  №1,2 - 2015