Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
2019 №7-8 (174-175)
2020 год
2020 №1-2 (176-177)
2020 №3 (178)
2020 №4 (179)
2020 №5-6 (180-181)
2020 №7-8 (182-183)
2021 год
2021 №1-2 (184-185)
2021 №3 (186)
2021 №4 (187)
2021 №5-6 (188-189)
2021 №7-8 (190-191)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

Зоркальцев В.И., председатель Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций

Untitled Document

Уважаемые участники парламентских слушаний!

В своем Послании Федеральному Собранию  В.В. Путин, наряду с необычно жестким анализом проблем развития экономики, политической системы  России, демографических процессов, предложил, на мой взгляд, эффективный механизм вывода страны из создавшегося тупика, одним из аспектов которого является укрепление гражданского общества, способного стать полноценным партнером государства; развитие системы политических партий, выступающих в качестве оппонентов правительства;  совместная с ними выработка и осуществление программ развития страны, сохранения нации, укрепления российской государственности. Эта триада, на мой взгляд, главная в Послании. Она стимулирует внутренние ресурсы  страны.

Проблемы развития гражданского общества - это императив работы нашего Комитета. Настало время крупных обобщений. В законодательном плане проделана большая работа и теперь необходимо провести  систематизацию и закрепление выдвинутых нами базовых положений.

Развитие гражданского общества для России и для остального мира имеет особое значение. Оно может снять многие риски, уменьшит опасности, которые несет процесс глобализации для малых и средних стран. Экономическая интеграция вызывает чувство обеспокоенности своим влиянием на гуманитарные процессы, что угрожает потерей идентичности для малых государств.

Уже поговаривают о борьбе с процессом глобализации, но мы должны помнить уроки прошлого, когда наша стана не смогла должным образом использовать научно-технический прогресс, выгоды химизации и многое другое, отстав по многим жизненно важным параметрам развития общества.

Развитое гражданское общество надежно противостоит этим рискам и при его активном участии может даже возникнуть плодотворный симбиоз экономической глобализации и всемирного культурного сотрудничества стран, хотя бы в рамках ООН.

Исторически стержнем гражданского общества всегда был парламент и иные представительные органы, а механизмом его формирования, установления связей общества и властных структур - политические партии.

Роль и место политических партий в современном российском обществе сейчас существенно отличается от того, скажем, что было 10 лет назад. Судите сами: в  начале 90-х гг. было 5-10 политических партий, они же в основном и представляли собой точки роста гражданского общества, а в 2000 г. у нас 274 тысячи общественных объединений и элементы гражданского общества количественно становятся уже охватывающими десятки миллионов человек, но только 186 из них - общероссийские политические общественные объединения,  насчитывающие немногим более 700 тысяч человек. Это уже совсем иная картина и нужен иной подход.

Зададимся вопросом: какова роль политических партий в гражданском обществе? Каково их отношение к иным элементам его структуры? Выражают ли партии интересы различных неполитических общественных объединений, а если выражают, то какова правовая основа их взаимоотношений, особенно в период выборной кампании? Все это мы должны отразить в законе о политических партиях  и внести поправки в закон о ЦИКе.

У нас есть закон, принятый Государственной Думой в 1995 г., но отклоненный Советом Федерации. Согласительная комиссия, образованная палатами для доработки этого закона, подготовила  возможные дополнения к закону. А сейчас в Думу поступило еще 3 законопроекта, в значительной степени (на 2/3) повторяющие содержание нашего закона.

Могут спросить, почему так затянулась работа? Вопрос не простой. Отвечу: не было единой концепции. Теперь она есть и можно выдать согласованный вариант закона. И второе: речь должна идти не просто о регулировании деятельности партий, а о создании партийной системы, взаимодействующей и с обществом, и с государством.

Контуры этой системы уже есть. Партии участвуют в выборах, и половина Государственной Думы сформирована по партийному принципу. Но в то же время нам еще далеко до превращения партий в важнейшие скрепы гражданского общества, обеспечивающие его взаимодействие с государством.

Соблюдение баланса в отношениях общества и власти, стабильности общественного устройства - тоже обязанность политических партий. Тогда не страшен никакой левый или правый экстремизм. Развитие политических  партий, гражданского общества в целом - препона и на пути утверждения разного вида тоталитарных систем на общегосударственном или региональном уровнях.

Сами партии - это живой организм. Они постоянно в изменении, набирают силу или слабеют, пульсируют, перетекают одна в другую, распадаются, но в этой бурной деятельности постоянно возникают и распространяются в  обществе новые идеи. Их практический опыт (положительный или отрицательный) уберегает государство от ошибок. Даже становясь в оппозицию, они остаются лабораторией поиска оптимальных путей развития общества.

Для нормального функционирования политических партий нужна стабильная правовая база, которую призван укрепить разработанный нашим Комитетом федеральный закон "О политических партиях".  Его цель и задача - создать необходимые условия для их развития, более эффективного воздействия на общество, укрепления связей с ним.

В настоящее время большинство партий имеют верхушечный, чисто столичный характер. И их почти не видно в регионах. Многие из партий существуют лишь на бумаге. Мы направили письма с приглашениями на наши слушания всем ста восьмидесяти шести политическим объединениям страны, но 41 приглашение вернулось обратно за отсутствием адресата.

Но самое главное, что нынешние партии не отражают реальной социальной структуры общества, не представляют интересов большинства населения, не имеют  четких идеологических ориентаций. Они, как перекати-поле. Ветер несет их то вправо, то влево, то на какое-то время они застревают в центре.

Люди почти ничего не знают о партийных программах и голосуют не столько за партии и их программы, сколько за их лидеров, имидж которых зависит часто не столько от реальных дел, сколько от так называемых ПиаР-технологий.

Как следствие - массовая неудовлетворенность работой партий и вообще негативное отношение к тому, что простой человек называет “политикой”, в том числе и к парламенту. В результате орган межпартийного взаимодействия - парламент играет подчиненную роль по отношению к правительству, партии не участвуют в формировании исполнительной власти и контроле за ней, а граждане лишены возможности реально влиять на власть через партии, которые призваны отражать и аггрегировать их интересы.

В отсутствие развитой партийной системы органы государственной  власти заполняются представителями “групп интересов”, а это зачастую не только административно-силовые группировки или группы финансового и промышленного капитала, но и организованная преступность.

В ряде регионов, где нет партий и их отделений, местные чиновники чувствуют себя  абсолютной властью. Им не противостоит ни общественный контроль, ни какая-либо оппозиция. Так что  фактически возрождаются феодальные порядки.

Сегодня уже не только политологам, но и любому здравомыслящему человеку очевидно, что альтернативой административно-криминальному государству является только реальная демократия, опирающаяся на гражданское общество с сильной представительной властью и дееспособными политическими партиями, построенными на основе демократического принципа и формирующимися “снизу”, самими гражданами, а не “сверху” - чиновниками.

Ясно, что многопартийная система - основная гарантия демократического развития  страны. К сожалению, надежной  правовой основы деятельности партий сегодня в России почти нет. Я говорю - “почти”, потому что кое-что разработано и принято Государственной Думой.

Еще в Думе 1-го созыва наш Комитет подготовил федеральный закон “Об общественных объединениях”, который был принят в 1995 году и до сих пор является базовым законом для почти 150 тысяч общественных объединений.  Около двухсот из них  - общероссийские  политические общественные движения и партии.

Жизнь подсказывает, что круг таких объединений должен стать более четким и оформленным. В выборах 1995 года 26 избирательных объединений (60%) не набрали и одного процента голосов избирателей, и в выборах 1999 года также более половины объединений набрали менее 1 % голосов избирателей. Это дает основание говорить о необходимости дальнейшего сужения числа организаций, являющихся субъектами избирательного процесса. 

Я не призываю к искусственному ограничению круга участников выборов. Стремление людей объединиться по политическим интересам является законом и не должно ограничиваться. Но, наверное, действующее законодательство должно содержать такие нормы, которые бы стимулировали реальную, а не мнимую политическую конкуренцию, чтобы в выборах участвовали полноценные, влиятельные партии, представляющие интересы массовых слоев и групп населения. При этом очень важно, чтобы люди знали, что представляют собой идущие на выборы партии, могли сравнить их программы, ответственно проголосовать, а затем спросить с партий за сделанное. И тогда о влиянии той или иной  партии можно будет судить  по главному показателю: сколько голосов она собрала на федеральных, региональных или местных выборах, а не по тому, сколько видных политиков она сумела вовлечь в свои ряды и какое внимание ей уделяют СМИ.

Опыт большинства развитых стран показывает, что устойчивость партийно-политической системы не зависит прямо от количества реально действующих партий. Везде есть крупные и более мелкие партии.

Классическими политическими системами, где партии играют определяющую, главную роль принято считать страны современной Западной Европы - Великобританию, Францию, Германию и т.д. Несколько иная, но имеющая много сходства  система и в США.

Их партийно-политические (и именно так) системы складывались буквально веками. Например, консерваторы (тори) и либералы (виги) в Великобритании существуют, по крайней мере с XVIII в. А демократы и республиканцы в США - с первой половины XIX в.

И, хотя в США президентская республика, а в Великобритании XIX в.  шутили, что парламент может все, даже превратить мужчину в женщину, настолько там “парламентская” система власти, тем не менее и там, и там партии - решающий элемент системы формирования и участия во власти.

В результате длительного исторического развития в этих странах сложилась двухуровневая партийная система. На первом плане несколько крупных партий (от 2-х в США, до 7-8-ми в Италии).  Эти партии действуют на общегосударственном  уровне. Затем имеются от 10 до 15 партий “второго ряда”, которые могут иметь значение в регионе, или  периодически выходить из тени. Например, партия зеленых в ФРГ из второго ряда вышла в первый. Во всех странах с устоявшейся демократической системой от 12-15 до 20-25 политических партий. Нам следует учесть этот многолетний опыт.

Говоря о западном опыте устройства партийных систем, мы не должны забывать и о трагической судьбе партийной системы Веймарской республики. Там действовало несколько десятков партий: от крайне левых до крайне правых. У власти находилась чаще всего  центристская коалиция из демократической, социал-демократической партий и партии Центра, ориентирующейся на христианские конфессии.

Существует мнение, что приход Гитлера к власти обеспечила именно эта свободная от административного регулирования многопартийность. Но сейчас-то  уже хорошо известно, кто и для чего  привел Гитлера к власти. Причем вдохновители фашистского переворота направили удар как раз против многопартийности в целом, объявив ее порождением западной плутократии. Она явно надоела правящим кругам, и от нее избавились под предлогом "укрепления" государства.

Об этих "уроках немецкого" всем нам не нужно забывать.

При решении вопроса об оптимальном характере партийной системы следует исходить из общепринятых в политической науке представлений об объективном характере партогенеза.  Если общественное объединение  называет себя партией, это еще не значит, что оно является  таковой и на деле. Оно должно созреть до того, чтобы получить подобный статус.

Еще М.Вебер показал, что первый этап партогенеза - это возникновение политических группировок, кружков. Среди 55 российских политических общественных объединений, именующих себя партиями, есть добрый десяток организаций, не продвинувшихся дальше кружкового состояния. Я это говорю не в укор, а это констатация факта.

Второй этап - протопартии, политические клубы.  Большинство наших партий, по сути дела,  являются таковыми. Ясно, что полноценная партийная система должна освобождаться от организаций, не имеющих сколько-нибудь ощутимой и устойчивой поддержки со стороны населения.

И, наконец, третий этап - создание массовых партий. Совокупность таких партий и должна составлять единую партийную систему, обеспечивающую взаимодействие государства с гражданским обществом.

При этом, конечно, нужно учитывать не размеры партии, а степень ее влияния на электорат. Маленькие партии просто необходимы. Это своего рода, выражаясь языком подводников, "легкий корпус" партийной системы, предохраняющий крупные партии от прямого столкновения друг с другом.

Естественно, что опорой партийной системы везде были и остаются наиболее влиятельные, как правило, крупные партии. Они квалифицированнее, мощнее и полнее отстаивают интересы избирателей, ответственны перед ними. И именно они могут взять на себя, в случае победы на выборах, роль политической силы, на которую может опереться Президент при формировании правительства, пользующегося народным доверием.

Но мелкие партии, как любительские команды в спорте, придают  такому доверию подлинно массовый, даже всенародный характер. Они-то и помогают добиваться золотых медалей на “политических олимпиадах”. Они участвуют в выработке альтернативных политических программ, новых идей, быстрее реагируют на происходящие перемены  в общественной жизни, являются резервом пополнения крупных партий, лабораторией проверки качеств и способностей  политических лидеров. Возьмите, например, того же Клинтона.  Прежде чем стать признанным авторитетом в Демократической партии, он был активистом антивоенного движения, участвовал в левых организациях. Да и кто сказал, что на выборах в США соперничают только две крупные партии? Есть десятки мелких партий, проявляющих себя в отдельных штатах. А кандидат от “Третьей силы” неоднократно  играл существенную роль при окончательном раскладе.

Разработанный нашим Комитетом проект закона “О политических партиях” учитывает эти особенности формирования современной политической системы. Он вызвал большой интерес общественности и прошел хорошую апробацию и в партиях, и в госструктурах.

Теперь не только Дума, но и федеральные органы исполнительной власти выступают за скорейшее завершение создания эффективной  многопартийной системы. Жизнь показала, что именно партии, а не чиновничий аппарат могут  быть политической опорой властных структур.

В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию отметил что пора принимать закон о политических партиях, который, по его словам, уже находится в парламенте. Конечно, мы не считаем наш вариант идеальным и готовы обсудить все поступившие предложения.

Да и в самом Комитете за 7 лет его работы над законодательством по проблемам политической “инфраструктуры” накопился солидный багаж законопроектов, касающихся политических объединений. Среди них “О финансировании политических объединений”, “О правовых гарантиях оппозиционной деятельности", “О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях”, “О политической рекламе” и т.д.

Сейчас специальная рабочая группа Комитета, обобщив поступившие за последние несколько лет предложения от политических партий и отдельных специалистов, подготовила концепцию закона “О  политических партиях и партийной деятельности”, в котором могут быть сведены воедино все идеи, содержащиеся в поступивших в Думу законопроектах. Сразу скажу, что эта концепция - рабочий документ. Он не является официальной позицией Комитета.

Хочу выделить главное, на что направлена эта концепция: мы ни в коем случае не должны разрушать сложившуюся в последние 10 лет систему политического представительства. Хватит перестроек. Избирательная система, предполагающая участие политических партий, доказала свою дееспособность. Но нужно совершенствовать ее, продолжать строить реальную многопартийность, стимулировать участие населения в выборах, и, прежде всего - через создание авторитетных политических партий.

Судя по всему, мы идем к сложившейся в ряде стран модели, когда за парламентские места борются 3-4, может быть, 5-6 самых влиятельных федеральных партий, и еще 5-7 партий “второго эшелона”, которые выражают мнение различных значимых “меньшинств”, набирая в ходе выборов по 1-5 % голосов избирателей.  Но и остальные партии смогут проявить свои притязания на участие во власти. Это выборы региональных и местных органов, контроль за их  деятельностью, объединение  избирателей вокруг различных политических программ созидательной направленности, выявление и аггрегирование общественных интересов, воспитание, отбор и проверка кадров политиков.

Поэтому нельзя, на мой взгляд, навязывать обществу 2-3-х партийную систему, искусственно сужая пространство выбора и заранее определяя перечень “суперпартий”. Не декретом, а естественным путем создаются крупные партии. Они формируются в борьбе, политических спорах, в созидательной деятельности. Государство не вмешивается в их внутреннюю жизнь, а создает условия для межпартийной интеграции, предоставляя возможность крупным партиям формировать правительство, поддерживая их инициативы, оказывая финансовую помощь, обеспечивая право контроля за деятельностью органов исполнительной власти и т.д. Тогда к таким партиям будут тянуться более мелкие объединения.

С другой стороны, следует создать равные и понятные всем правила участия партий в политическом процессе, четко обозначив права и обязанности участников, а также критерии, позволяющие признать ту или иную общественную организацию партией.

Если мы снова вернемся к ситуации, закрепленной в печально известной 6-й статье Конституции СССР, поставившей одну партию в особое положение, мы сделаем бессмысленным само формирование конкурентной, состязательной партийной системы, необходимой плюралистическому гражданскому обществу.

Это общие подходы к рождающемуся закону, думаю разделяются всеми. Но нужно выработать единое мнение и по конкретным правовым нормам, предлагаемым в разных законопроектах.

Стоит подумать о том, нужно ли соглашаться с предложением о лишении политических общественных объединений, не являющихся партиями, права выдвижения кандидатов в депутаты. Но при этом, видимо, только  партии должны формировать списки кандидатов для общефедерального округа. В связи с этим встает вопрос о более четких правовых критериях предоставления общественному объединению статуса политической партии.

Таких критериев может быть несколько, в том числе: во-первых, признание существования у партии своей устойчивой идеологии, отличающей ее от других партий; во-вторых, наличие организационной структуры, охватывающей регионы и муниципальные образования; в-третьих, внесение партией средств в общепартийный Фонд, который используется для поддержки партий, осуществляющих наиболее общественно значимые программы; в-четвертых, достижение  партией определенной численности, например, не менее 100 человек, в каждом из, по меньшей мере, половины регионов страны.

Официально признанные партии не должны регистрироваться на выборах как  избирательные объединения. Об этом неоднократно ставил вопрос В.В. Жириновский. Но они могут создавать избирательные блоки с участием других партий и движений. На основе таких блоков будут складываться более крупные партии.

Вносится предложение об исключении из законопроекта упоминаний о региональных и межрегиональных партиях. Это сужает демократизм и, видимо, слишком сужает. Но надо оговорить, что только общефедеральные партии пользуются правом выдвижения кандидатов на общефедеральных выборах.

И наконец, в законопроекте должна быть раскрыта роль Минюста, как органа, регистрирующего партии (а не только их уставы) и ведущего учет тех изменений, которые происходят в программных установках, организационной структуре, персональном составе руководства этих партий. Здесь уже сложился положительный опыт.

Еще один принципиальный момент, в котором Комитет и ЦИК придерживаются единой точки зрения, это сохранение существующей системы формирования Государственной думы, когда 50 % депутатов избираются по партийным спискам. И мы, и ЦИК предлагаем распространить этот принцип и на выборы законодательных собраний субъектов Федерации.

Ряд фракций, наш Комитет, ЦИК предлагают ввести норму, регулирующую государственное финансирование политических партий, набравших в ходе парламентских выборов более 2 % голосов избирателей, с целью частичной компенсации их затрат на участие в избирательном процессе. С этим стоит согласиться. Хотелось бы также закрепить представительство партий в ЦИКе, чтобы  с большей вероятностью исключить возможность чреватых потрясениями  неточностей при подсчете голосов (наподобие Югославии).

С решением этих проблем будет положен еще один весомый камень в правовой фундамент гражданского общества, которое призвано стать надежной гарантией и демократизма нашего государства, и стабильности всего общественного развития  страны. Мы очень рассчитываем на вашу помощь.

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2000 №4 (38)»
Представление интересов – новый антикоррупционный институт
О концепции проекта федерального закона о политических партиях и партийной деятельности
Концепция федерального закона "О политических партиях и партийной деятельности"
Концепция проекта федерального закона "О политических партиях”, подготовленная рабочей группой ЦИК РФ
Заместитель председателя Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций
Заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке
Руководитель рабочей группы Аппарата комитета по подготовке законопроекта “О политических партиях”
Руководитель фракции "Единство"
Директор правового отдела Фонда развития парламентаризма в России
Заведующий отделом Института законодательства и сравнительного правоведения
Закон о политических партиях в оценках общественного мнения
О средствах достижения точности выражения правовых норм
Практика использования терминов «лоббизм», «лоббистская деятельность» в нормативных правовых актах и иных официальных документах в Российской Федерации
Заседание российско-американского семинара “Глобальная служба поиска информации: концепция, программа, результаты, перспективы”
конференция "Право и Интернет: теория и практика"
Конференция "Современные проблемы обеспечения доступа к архивным документам и их использования"
Рецензия на книгу Прокошина В.А. "Право, власть и жизнеобеспечение народа: основы новейшей камералистики"

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
     
  №3 - 2021
 
 
  №1,2 - 2021
 
  №7,8 - 2020
 
 
  №5,6 - 2020
 
  №4 - 2020
 
 
  №3 - 2020
 
  №1,2 - 2020
 
 
  №7,8 - 2019
 
  №5,6 - 2019
 
 
  №4 - 2019
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №5,6 - 2016
 
  №5,6 - 2016
 
 
  №4 - 2016
 
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016