Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
2019 №7-8 (174-175)
2020 год
2020 №1-2 (176-177)
2020 №3 (178)
2020 №4 (179)
2020 №5-6 (180-181)
2020 №7-8 (182-183)
2021 год
2021 №1-2 (184-185)
2021 №3 (186)
2021 №4 (187)
2021 №5-6 (188-189)
2021 №7-8 (190-191)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

Глобализация общества и институт образования

[1] Современное общество переживает сложный этап - глобализацию. Она охватила экономическую, политическую, культурную сферы общественной жизни.
Что собой представляет современная глобализация?
Очевидно лишь одно – она впитала, аккумулировала в себе всё, что было накоплено предыдущей эволюцией, и будет поддерживать эти качества как резерв адаптации.
 
            Современная глобализация имеет исторические корни, она выступает  как тенденция в интеграции общественных процессов, как продукт осознания взаимозависимости, целостности и единства.
            Таким образом, глобализация является объективным процессом, который даст принципиально иной набор цивилизационных ценностей и приоритетов.
            В докладе «Римского клуба» было отмечено: «Глобальная революция не имеет идеологической основы – она формируется под воздействием геостратегических, социально-технологических, культурных и этических факторов, в сочетании которых ведет в неизвестность».
            Поэтому, какие бы определения мы не применяли для обозначения нынешнего состояния общества, они не вместят всё многообразие его свойств. В то же время существует и некий консенсус в отношении того, что под воздействием глобализации происходит формирование универсального социума, и мы можем обнаружить в развитии общества новые тенденции или то, что уже действовало длительное время, но приобрело иную динамику, масштабы, темпы развития. При этом интересны те качества, которые предстают в виде устойчивых тенденций, вызывающих системные трансформации.
            В связи со сказанным возникает вопрос, в каком соотношении находятся функции института образования с глобальными тенденциями?
 
Ответ необходим как для понимания роли системы образования в становлении глобального общества, так и для определения структурных изменений в самой системе образования, обусловленных требованиями глобальных процессов.
Для нас, разумеется, наибольший интерес представляет специфика российского трансформирующегося социума в этих процессах и его влияние на значимость существенных изменений в российской системе образования при включении России в процессы современной глобализации.
С одной стороны, система образования сама призвана адаптироваться в новой ситуации, а, с другой, перед ней стоит задача перспективного обеспечения своего вхождения в новые социально–культурные, экономические и политические сферы.
            Следует отметить, что конкретные последствия глобализации и построения новых моделей института образования, ожидающие человечество в обозримом будущем, остаются во многом спорными и неопределенными.
 
            Никогда ранее образование не входило в число так широко дискутируемых проблем, как в современной реальности. Это объясняется принципиальной важностью проблемы, от решения которой в значительной степени зависят идеология и конкретная политика образовательной системы, проводимая в отдельных странах.
В то же время, необходим и некий консенсус в отношении того, что будет определяющим в создании новой модели образовательной модернизации в интегрированном обществе, построенном на основе современных информационных технологий. Именно последние являются определяющим компонентом процесса глобализации.
            Станет очевидным, что вызовы,  которыми «интегрированное общество» столкнется в обозримом будущем, имеют образовательное и культурное измерение.
            Образование – это общественное явление, определяющее развитие цивилизации, его прогресс или регресс (при условии стагнации развития образовательной системы).
            Мировой опыт свидетельствует о том, что та или иная социальная система решает проблему выбора образовательной модели в соответствии со сложившимся институциональным устройством и культурно-политическими особенностями данного общества. Даже социально-экономические системы, развивающиеся путем эволюции и на основе демократических принципов, могут совмещаться как с эгалитарной (США), так и элитарной (Англия) моделью образовательной политики.
 
            В условиях глобализирующихся обществ растет значение образования как важнейшего фактора развития их экономической и социальной основы.      
Вот почему идет сложный поиск новых концептуальных подходов к осознанию прогностических и преобразующих функций образования.
            В последние годы проблемы системы образования обсуждаются не только на специализированных форумах (Всемирная конференция ЮНЕСКО по образованию), но и на мировых конференциях – Всемирный саммит по устойчивому развитию (Йоханнесбург), Международная конференция ООН по финансированию для развития (Монтеррей). Исследованиям проблем образования совместно с ЮНЕСКО занимаются также международные организации – Организация экономического развития и сотрудничества (ОЭСР), Всемирный банк, ВТО.
Основная цель такой заинтересованности – нахождения модели модернизации системы образования, направленной на повышение его доступности, качества и эффективности.
Образование, как социальный институт, определяется в качестве ключевого фактора развития современной экономики, базирующегося на передовых технологиях и формирующего на их основе «общество знаний».
Что касается проблемы соотношений общественной и индивидуальной значимости образования, то образование было заявлено «общественным благом», а не только «эскалатором» удовлетворения индивидуальных потребностей социального продвижения и обеспечения материального благополучия, способом совершенствования процессов труда и  естественной потребностью человека к познанию.
 
Образование представляет собой самостоятельную сферу человеческой самореализации, идентификации и интеграции.
            Очевидно, что невозможно определить современное развитие системы образования трансформирующегося российского общества без перспективы развития интеграционной тенденции к созданию единого глобального пространства, где в ряд актуальных задач входит стратегическая ориентация образовательной политики, ее ценностей и приоритетов.
            Известно, что начало постсоциалистической модернизации российской системы образования приходится на начало 1990-х годов.
Подобно многим другим социальным институтам, образование не было готово к кардинальным переменам. Необходимость модификации сложившейся к тому времени системы образования в значительной мере обуславливалась кризисом общественного строя. В связи с напором радикальных реформ система российского образования перестала отвечать запросам времени, она утратила способность использовать прежние внутренние резервы, поскольку в реформируемом обществе её сдерживали старые принципы организации и условия функционирования.
Результатом требований  времени стало принятие Закона РФ «Об образовании» (1992г. и ред. 1996г.), который дал ориентиры для модернизации системы образования в новых условиях.
            Какие изменения претерпевает современная система российского образования?
Вопрос весьма принципиальный. Система образования есть отражение самой социально-экономической системы. Что принципиально нового появилось или появляется в системе образования в трансформирующемся российском обществе в результате так называемой «модернизации»?
 
            Прежде отметим, что, во-первых, реформирование образования происходит в трудной для России социально-экономической и политической ситуации. Во-вторых, хотя некие общие векторы реформ обозначались, отчетливых подходов, методов в решении задач по-прежнему нет.
            Наиболее заметные изменения произошли по следующим основным направлениям:
·   отказ от идеологического тотального диктата;
·   на государственном уровне продекларированы принципы гуманизма, приоритета общечеловеческих ценностей;
·   уважение к правам и свободам человека;
·   плюрализм.
 
Внешне, многовековая проблема, которая российская система образования испытывала на протяжении не только советского периода, но всей своей истории, будто бы решена.
Провозглашенные принципы отражают оценку основополагающей роли образовательной системы в условиях глобализации, данную II Саммитом Совета Европы (Страсбург, 10–11 октября 1997г.): «Укрепление взаимопонимания между людьми, воспитание человека в духе демократии, осознания личностью своих прав и обязанностей, проявлений активности индивида в гражданском обществе».
Однако эти достаточно глубокие процессы обновления вошли в противоречие с практикой, когда провозглашению ориентации на «демократизацию общества», на построение «социального государства», на «становление правого общества» (конституционное право на образование) сопутствует проявляющаяся тенденция к ограниченности реализации этих демократических принципов.
            Анализ современного состояния образовательной системы российского общества дает основание ученым прийти к единому мнению. Внешняя система образования, в существенной мере сохраняя свои прежние очертания, приобретенные за годы советской власти, по сути, вскрыло иные недостатки.
 
            Отход от продекларированного Конституцией РФ понятия «социальное государство» и вызванное нарастающим финансовым кризисом сужение финансовых возможностей ведет к резкому сокращению бюджетных расходов на цели образования и, прежде всего, - высшего.
В этой связи качественно отличным от советской системы образования стало введение платного обучения.
Разумеется, платное образование открывает дополнительные возможности получения образования. Очевидно также и то, что этот фактор имеет положительное значение лишь для тех слоев населения, которые располагают финансовыми средствами. К тому же, платное обучение – это также поддержка инфраструктуры образовательного учреждения, обеспечение достойной зарплаты для  преподавателей, возможностей обучения студентов новым специальностям, для инновационной деятельности учебных заведений.
Вместе с этим, платное образование вводит жесткий барьер селективности к доступам интеллектуальных ресурсов, усиливая социальное расслоение через образовательные стратификации молодежи. Большая часть населения не располагает средствами, необходимыми для оплаты образования, и отсекается от качественного образования.
В государственной политике возникает острая социальная проблема.
            Проблемная ситуация заключена в противоречии, которое сложилось между декларируемым курсом на демократизацию российского общества, на претворение в жизнь конституционного права на образование, с одной стороны, и проявляющейся тенденцией ограничения права получить качественное образование – с другой. Решение проблемы, на наш взгляд, лежит в преодолении дефицита понимания того, что образование имеет глобальные, прогностические и преобразующие функции.
 
Исследования ЮНЕСКО/ОЭСР показывают, что вложения в образование и экономический рост носят довольно жестко причинно-следственный характер. Это показывает опыт таких стран, как Китай, Германия, Япония и Южная Корея.
На наш взгляд, основу качественного образования призвана обеспечить государственная система образовательной политики. Платные формы образования, деятельность частных учебных заведений должны служить лишь дополнительными источниками развития системы образования. Для реализации такой политики необходимо, чтобы рост финансирования в образование из государственных средств значительно превышал рост платежей населения за оказание платных образовательных услуг.
            В последние годы получает распространение идея о необходимости привлечения различных инвесторов для развития сферы образования. Если образование необходимо не только индивиду, но и государственному, и частному сектору, то расходы следует делить не только между правительством и студентом. Их должны нести также местные власти, деловые круги, общественные организации. Высшие учебные заведения смогут выжить, только привлекая средства из всех источников.
В связи с этим встает вопрос – если Россия желает включиться в глобальные процессы в сфере образования, то необходима выработка политики совмещения рыночных механизмов привлечения инвестиций в сферу образования с решением вопросов демократизации и доступности к интеллектуальным ресурсам. Надо сказать, что этот механизм эффективно действует в Дании, Канаде, Австралии и Нидерландах. В этих странах доля участия частного сектора составляет до 37% от общих расходов на высшее образование. Именно в этих странах концептуальные вопросы обеспечения «равных возможностей и доступности» высшего образования получили разрешение в наибольшей степени.
Добавим, что доля частных инвестиций в странах ОЭСР во второй половине 90-х годов неуклонно растет.
 
Другое наиболее заметное изменение в состоянии российской системы образования – это провозглашенные плюрализм и автономия учебных заведений. Им представлены широкие права в самостоятельном определении содержания обучения, выборе образовательных программ. Это обстоятельство привело к снижению качества подготовки. Так, в условиях расширенных возможностей вариативности образовательных программ, разнообразий типов учебных заведений и форм обучения, в угоду конъюнктуре  появились учебные программы и циклы дисциплин, которые не имеют никакой ценности, так как не располагают достаточной теоретической и методической базой.
Многие солидные учебные заведения переориентировались на неадекватные образовательные программы по отношению к дисциплинарно – методической базе образования, значительно оттеснив тем самым фундаментальные учебные дисциплины и их разделы. Вместе понимания «золотого сечения» расширенных возможностей, ориентированных на развитие динамичности системы образования, встала проблема качества обучения.
Как в общеобразовательных, так и высших учебных заведениях нарушались стандарты учебно-дисциплинарного плана и состава обучения,  его базового содержания.
 
            Стандарт – это ориентир, который характеризует качество.
Качество образования – это соответствие  процесса обучения и учебно-дисциплинарной динамики, культурной, институциональной практики. Если его нет, то утрачивается смысл образования как социального института.
Вседозволенность в определении содержания обучения ведет к размыванию предметного содержания дисциплин, к дилетантизму. В результате ослабляется основная мотивация обучения – приобрести устойчивые знания для того, чтобы участвовать в профессиональной и иной культурной интеграции.
            Надо сказать, что образовательный стандарт вызван появлением разнообразных программ по одной и той же дисциплине, и возникает необходимость выделить содержательные аспекты и методические принципы, составляющие ее базу и приобретающие обязательный характер.
            Следующим нововведением в модернизирующейся российской системе образования является введение Единого государственного экзамена (ЕГЭ) в общеобразовательной школе, в виде теста. Он дает право для поступления в вузы и средне-специальные учебные заведения без вступительных экзаменов.
            Разумеется, вступительный экзамен в вуз не просто техническая процедура. Думается, что основная проблема здесь в понимании преемственности общеобразовательной и высшей школ в современной системе образования. Если это однородные ступени, то функцию определения качества подготовки выпускника может взять на себя школа (или региональная комиссия). Если это разные формы обучения, и  их различие значительно, то вуз способен более компетентно вести отбор своего контингента, а устранение его от отбора ведет к снижению качества профессионального образования.
По-видимому, если вводится система ЕГЭ, то необходимо также сохранить селективную роль вузов, дать им возможность провести отбор своего контингента в ходе первого года обучения по результатам первой экзаменационной сессии, как это делается в ряде европейских стран (например, во Франции). Для этого придется устанавливать разные нормы для приема на 1 и 2 курсы. Отчисленные таким образом учащиеся могли бы переводиться в другие вузы, где не выполнен план приема, в том числе и для продолжения обучения на платной основе. Разумеется, для тех вузов, где практически отсутствует конкурс, вступительные экзамены утрачивают смысл. Для высокоселективных вузов (количество поданных заявлений во многом превышает прием), проблема отбора контингента остается, и конкурс набранных «баллов-очков» её не решает.
            Отказ от тотально - идеологизированной образовательной системы освободил дисциплины гуманитарно-обществоведческого цикла от единообразия.
 
Однако гуманитарные учебные дисциплины и состояние их программно-методического обеспечения стали довольно разноречивы и фрагментарны. Очевидно, что циклы этих дисциплин призваны не только расширять культурно-познавательный кругозор, учить умению истолковывать отдельные факты, но и формировать целостное представление о развитии общества, человеческой цивилизации.
В новых условиях современной реальности эту роль может выполнить наука «социология». Однако в Государственном стандарте она находится за рамками состава обязательных дисциплин и вытеснена до уровня факультатива (по выбору вуза).
            Россия встала на путь новой цивилизации и строила систему образования с учетом опыта других стран. Это необходимость любой национальной образовательной системы. Образование, как социальный институт цивилизации, развивается путем усвоения достижений образцов мировой культуры. Исторически сложилось так, что России пришлось осуществлять это ускоренными темпами. Она всегда шла навстречу Европе, как в период реформ петровских времен, так и во время жесткой конфронтации, а то и вовсе «железного занавеса».
            На нынешнем этапе реформ происходит лишь самоопределение образования в культурном пространстве современного мирового общества. В нем заложены важные предпосылки динамического развития и всей, с том числе и российской системы образования. Пока они заметны лишь во внешних, количественных характеристиках. Какие-нибудь внутренние, глубокие изменения в организации форм обучения пока¸ на наш взгляд,  не прослеживаются.
            В этом плане, правомерно было бы подвергнуть сомнению идею саморазвития образовательной сферы. Казалось бы, демократическое общество должно быть заинтересовано в столь внешне привлекательной парадигме «саморазвития» образования. Но образование не может быть основано на общих технологических, утилитарно сугубо рыночных, и по преимуществу технократических сепарированных ценностях.
            Разумеется, что образование - наиболее технологичная сфера, но она имеет способность выполнять важнейшую функцию не только изучения, а также формирования общественного сознания. В этом проявляется прогностическая роль образования, позволяющая соответствовать долговременным объективным потребностям общественного развития. Именно образование является базисом социума, предопределяющим действенность остальных, в том числе и экономических, составляющих общественного прогресса.      
            Учитывая склонность российской ментальности к инверсиям, для модернизации системы образования трансформирующегося российского общества необходима особая осторожность, так как опасны отклонения в крайности. Здесь важно поддерживать характер развития, связанного с глобализацией современного общества, наиболее емко затрагивающей систему образования как универсальный и коммуникативный социальный институт развития цивилизации. Это, прежде всего, заключается в способности учебных заведений предоставлять образовательные услуги на уровне мировых стандартов использований, ассимиляции достижений образовательной практики других стран в содержательном, методическом, технологическом плане обучения.
 
            «Меморандум непрерывного образования» Европейского союза, принятый в 2000 годом, конкретизирует и утверждает принципы образования в условиях глобального общества «длиною в жизнь» (lifelong learning).
            Этот документ определяет его как «всестороннюю учебную деятельность, осуществляемую на постоянной основе улучшении знаний, навыков и профессиональной компетенции».
Два качества должна дать человеку эта деятельность в образовательной сфере. Они сформулированы как главные ожидаемые результаты непрерывного образования: «активная гражданская позиция и конкурентоспособность на рынке труда». Основная цель: «к гражданскому обществу – через непрерывное развитие личности».

[1] Мкртчян Сурен Сергеевич – доктор юридических наук, профессор, ректор Московского областного института управления и права; Мкртчян Гамлет Мкртичевич – кандидат философских наук, старший научный сотрудник Московского областного института управления и права.

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2009 №4 (91)»
От информации, информационных процессов и технологий до нанотехнологий. Интервью с Нобелевским лауреатом, депутатом Государственной Думы, академиком и вице-президент РАН Ж.И. Алфёровым (беседовал А.П. Любимов)
Проблемы информационного обеспечения электромагнитной совместимости
Поздравляем Юбиляра – В. Трайнева!
О проблемах формирования новой международной финансовой архитектуры (выступление на заседании «Меркурий-клуба»)
Участники заседания «Меркурий-клуба»: С. Глазьев, И. Королев, И. Юргенс, Д. Панкин, Р. Гринберг, Е. Федоров, А. Данилов-Данильян и др. о проблемах финансово-экономического кризиса
Новая сетевая экономика информационного общества
Власть в афоризмах
Кто обрубит корни коррупции? Интервью с депутатом Государственной Думы В.И. Илюхиным (беседовал Ю.Г. Звягин)
Реформирование прокуратуры современной России: критический анализ существующих подходов к решению проблемы
Тенденции развития международного и национального права в условиях глобализации
Власть в афоризмах
Политическая культура России и процессы правообразования
Проблемы развития регионального информационного законодательства
Правовые основы организации и деятельности аппаратов палат Федерального Собрания Российской Федерации
К вопросу о разделении властей в Российской Федерации
Скидки в гостиницах г. Вильнюса (Литва) для авторов и читателей нашего журнала

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
     
  №3 - 2021
 
 
  №1,2 - 2021
 
  №7,8 - 2020
 
 
  №5,6 - 2020
 
  №4 - 2020
 
 
  №3 - 2020
 
  №1,2 - 2020
 
 
  №7,8 - 2019
 
  №5,6 - 2019
 
 
  №4 - 2019
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №5,6 - 2016
 
  №5,6 - 2016
 
 
  №4 - 2016
 
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016