Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
2019 №7-8 (174-175)
2020 год
2020 №1-2 (176-177)
2020 №3 (178)
2020 №4 (179)
2020 №5-6 (180-181)
2020 №7-8 (182-183)
2021 год
2021 №1-2 (184-185)
2021 №3 (186)
2021 №4 (187)
2021 №5-6 (188-189)
2021 №7-8 (190-191)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

У России собственная гордость (Новая система выборов депутатов Государственной Думы ФС РФ)

Много разговоров, полемики и даже резких выпадов (как «вправо», так и «влево»), связанных с тематикой предстоящих выборов, в последнее время происходит не только в СМИ, но и на различных дискуссионных площадках и форумах.
 
Впервые в истории России выборы в высший законодательный орган страны будут проводиться по чисто пропорциональной системе - только по спискам партий. Тех партий, уровень доверие к которым, как институтам политической системы общества, по данным социологических исследований, еще недавно не превышал 20 процентов.  Те же опрошенные, отражающие общественное мнение россиян, не могут до сих пор определиться в оптимальном количестве партий для России: 17 партий, зарегистрированных ФРС, для необъятной России – это мало, а 10 партий, для внесения в  бюллетень для голосования – это много.
 
Очень загадочна русская душа.  
 
В этой связи все чаще звучит вопрос: не рановато ли мы «поставили» на партии, отказавшись от выборов по одномандатным округам? Ведь многие западные «архидемократические» государства (например, США, Великобритания, Франция) при всей их достаточно старой (относительно России) и развитой партийной системе до сих пор оставляют у себя мажоритарную избирательную систему, аргументируя это рядом недостатков, присущих классической пропорциональной избирательной системе. Нужно ли это было делать России и приблизит ли ее этот далеко не тривиальный шаг к современным мировым демократиям?
 
Если мы обратимся к классикам политологии и исследователям-конституалистам, то все они сходятся во мнении, что мажоритарной избирательной системе, как составной части ранее применяемой в России смешанной избирательной системы, наряду с преимуществами (универсальность и простота в применении, персонализация представительства, стимулирование создания крупных партий, которым проще вести выборы одновременно в нескольких округах) присущ и ряд недостатков. Это, прежде всего, сильное искажение волеизъявления избирателей, так как в каждом избирательном округе «пропадает» около половины голосов избирателей, поданных не за победителя (при пропорциональной системе отсекаются только голоса, поданные за партии, не преодолевшие заградительный барьер – 7%). В парламенте начинают превалировать местные интересы над общенациональными (депутаты представляют только свой округ). Усиливается персонализация политики (и без того очень высокая в России) и поляризация общества в отсутствии объединяющих общенациональных политических сил. Сильная зависимость результата от нарезки избирательных округов и, как следствие, у власти зачастую оказывается политическая сила, представляющая меньшинство в общенациональном масштабе. Классический пример такого перекоса, связанного с применяемой избирательной системой и нарезкой избирательных округов, – выборы 43-го президента США в 2000 г., когда по результатам выборов президентом стал Дж. Буш, получивший в абсолютном исчислении меньше голосов, чем его политический оппонент А. Гор. 
 
С одной стороны, с учетом федеративного устройства России, в парламенте нужны представители регионов, а с другой, мы должны сохранить единое государство и преодолеть центробежные силы, основательно потрясшие наше общество в начале 90-х годов прошлого века. 
 
Исходя из этого посыла, изменение избирательной системы стало завершающим венцом реформы, проводимой Владимиром Путиным, по «собиранию земель Русских» и укреплению государственной власти на переходном этапе становления молодого демократического государства. Отдельные звенья этой цепи постепенно вводились на законодательном уровне и также постепенно приживались в нашем обществе: институт федеральных округов, усиление вертикали власти на региональном и местном уровнях, укрупнение (через объединение) субъектов.
 
Но Россия не была бы Россией, а Путин ее  лидером, если бы мы попросту ввели у себя классическую пропорциональную избирательную систему с присущими ей недостатками и изъянами без учета конкретных текущих условий развития государства и нации. Выбор избирательной системы всегда обусловлен комплексом различных социальных, экономических, политических, исторических, культурных и иных причин, а также возможными последствиями применения определенного вида избирательной системы в конкретное время и в конкретной стране. Удивительно, но российский законодатель сумел обойти (где-то полностью, где-то только частично), казалось бы  непреодолимые дефекты классической пропорциональной системы.
 
Чересчур большое количество баллотирующихся партий и образование множества политических групп в парламенте было уменьшено за счет введения требования к увеличению численности партии с 10 до 50 тысяч членов и повышению заградительного барьера. Число партий уменьшилось до полутора десятков. Партии стали более узнаваемыми. Аналитики прогнозируют, что на выборах в Государственную Думу 5-го созыва будут участвовать менее 10 партий, а в Думу пройдут только 4-5. Для сравнения: в 1999 году в выборах участвовали 26 партий и блоков, в 2003 г. - 23.
 
Запрет на блокирование и участие членов одной партии в списках кандидатов компенсировал другой классический недостаток пропорциональной системы, предоставил возможность избирателям четко ориентироваться в предлагаемых программах политических партий и исключил образование временных политических союзов с размытыми идеологическими ориентирами и невнятными перспективами дальнейшей деятельности. Последний яркий пример – блок «Родина», допущенный к распределению депутатских мандатов в Государственной Думе 4-го созыва, развалился в первый же год работы высшего законодательного органа государства. Остается только посочувствовать избирателям, чей голос «рассыпался» вместе с распадом блока «Родина».
 
Следующий изъян пропорциональной системы - баллотируются только партийцы - российский законодатель преодолел посредством гарантированной возможности реализации пассивного избирательного права беспартийными гражданами, обязав политическую партию рассматривать предложенную им кандидатуру беспартийного самовыдвиженца для включения в федеральный список. Два последних «порока» пропорциональной избирательной системы - «обезличенность» списков и «ущемление» региональных интересов – были сглажены российскими законодателями путем введения достаточно уникального юридического механизма - разбивки федерального списка кандидатов на региональные группы и жесткой привязки кандидатов к своим регионам.
 
Конечно, говорить о создании российского универсального рецепта от всех «болезней» избирательной системы еще рано. Организаторам выборов и их участникам только предстоит впервые сыграть по новым правилам.
 
Уже на подготовительном этапе у правоприменителей возникают вопросы, связанные с нарезкой и разбивкой на части территорий для целей создания региональных групп. С каким субъектом можно объединить остров Сахалин и какими принципами руководствоваться: географической близостью острова или его социально-экономическими связями? Республика Адыгея с учетом норм действующего законодательства не может быть объединена ни с одним субъектом и, как следствие, имея 323 тыс. избирателей, сможет получить своего депутата только при условии, что явка в республике превысит среднюю явку по России примерно в два раза.
 
Эти и некоторые другие «болевые» точки российской модели пропорциональной избирательной системы еще вылезут наружу непосредственно в период избирательной кампании, но они не будут настолько проблемными, как сама организация процедуры голосования с обеспечением баланса основополагающих демократических принципов участия населения в управлении делами государства и государственный суверенитет и целостность.
В любом случае, сегодня никто не сомневается, что новая российская система организации выборов усилит влияние партий на формирование государственной власти и, как следствие, улучшит качество политической системы российского общества, сохранив при этом целостность государства и его демократическую природу.  

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2007 №5 (78)»
Актуальные проблемы выдвижения федерального списка кандидатов политическими партиями на выборах депутатов Государственной Думы ФС РФ пятого созыва
Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению
Парламентская этика и нравственность законов
Ведомственный нормотворческий процесс: структура, содержание, перспективы развития (часть 2)
Особенности функционирования органов народного представительства в федеративном государстве. Взаимодействие законодательных органов в Российской Федерации (часть 2)
Атлас правомерной законодательной политики, основанной на ступенях развития религиозного самосознания и преданности
Теоретическая основа формирования права безопасности (часть 2)
Защита прав иностранных инвесторов в сфере энергетики России через международный арбитраж
Проблемы освобождения от уголовной ответственности и возможности наказания лиц, потребляющих наркотики
Права и обязанности субъектов права на банковскую тайну
Остановить террор – задача международная

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
     
  №3 - 2021
 
 
  №1,2 - 2021
 
  №7,8 - 2020
 
 
  №5,6 - 2020
 
  №4 - 2020
 
 
  №3 - 2020
 
  №1,2 - 2020
 
 
  №7,8 - 2019
 
  №5,6 - 2019
 
 
  №4 - 2019
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №5,6 - 2016
 
  №5,6 - 2016
 
 
  №4 - 2016
 
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016